«Дума» Заболоцкого в июньской книжке «Нового мира»

В июньской книжке «Нового мира» новооткрытое замечательное — я бы сказал, даже более чем замечательное! — стихотворение Заболоцкого (с на редкость внятным, но учитывая участие Игоря Лощилова неудивительно внятным послесловием).
Стихи 1926 года, не влезающие ни в одну из основных манер Заболоцкого (соответственно, не попавшие в «Столбцы» и вообще неопубликованные) — абсолютный шедевр!

О Вс. Петрове и Павле Зальцмане. «Новый мир», 6, 2013

В новооткрытой июньской книжке «Нового мира» статья или «почти повествование» о Вс. Петрове и Павле Зальцмане. У кого есть время на чтение двух листов с хвостиком — милости прошу.

В этом номере есть и еще кое-что важное (я считаю свой текст во многих смыслах важным, уж прошу прощения), но чтоб не путалось, дам ссылки потом.

БАМБЕРГСКАЯ ЭЛЕГИЯ

Копченые розы дымятся
сквозь ливня сквозной изумруд;
уже им не домыться, уже им не домяться,
они раньше ночи умрут,
          но пока облетают по низким аллеям
          в жующие щеки крольчат.
          сейчас мы оголеем, сейчас мы околеем, —
          их безмолвные губы кричат;
                    над ними смеются безмолвные боги,
                    на полых дорожках дрожа,
                    блестят их треуголки, трезубцы, треноги
                    в полуполосках дождя,
                              животы их и груди лоснятся
                              сквозь небес полосной изумруд:
                              пусть лестниицы им снятся, уже им не подняться:
                              они никогда не умрут.

VI, 2013

Михаил Айзенберг о своем чтении

Спасибо, Миша! И далеко не только за меня и за две мои книжки, но и за других и за другие книги, особенно за Введенского! Редко, когда писатели так хорошо пишут о своем личном чтении и о своем понимании этого процесса.

В средневековье все шевелили губани и шептали. Читать «про себя» научились совсем недавно, считается, что это больше достижение человечества. Ой, не знаю…. Во всяком случае, поскольку мы всё больше и больше превращаемся в каких-то живущих в миру, но отдельно от этого мира средневековых монахов, то не стоит ли вернуться и к некоторым техническим особенностям средневековья (не ко всем). Шептать, шевелить губами, например…

JURJEWS KLASSIKER:колонка № 68

Очередная колонка в берлинской газете «Der Tagesspiegel» — о прозе Пушкина я его статусе в качестве, по стихотворению Пригова, бога урожая и покровителя стад.

Следующая будет о Циприане Камиле Норвиде, единственном из «Большой тройки» польских романтиков, кого еще можно читать. Норвид — такой поздний романтик, что уже очень ранний модернист, этим и интересен. Ну, и кой-какие размышления о двух модернах в польской литературе.

Литературный мелкоскоп — 2

Пошла очередная глупость по совочьим мозгам: я-де ненавижу «всё советское». Сталкиваюсь уже не в первый раз — то в заголовке какого-нибудь поискового результата, а то кто-нибудь по доброте душевной ссылочку пришлет (вот сегодня Наташа Горбаневская прислала, что и послужило поводом).

Что, почему, на каком основании, почему именно «всё» — совершенно непонятно. Мороженое, например, сливочное в вафельном стаканчике, я любил и люблю, и фильмы «Белое солнце пустыни», «Неоконченная пьеса для механического пианино и нек. (собств. мн.) др., а также телепередачу про Тяпу, Ляпу и Жаконю, но об этом у меня никто не спрашивал: ненавидит «всё советское» — и всё тут!

Т. е., конечно, само собою понятно, что им, совкам, всегда надо для объяснения факта, что кто-то думает не так, как они, какое-то внешнее объяснение: куплен заграничными спецслужбами (или КГБ), ненавидит все советское, потому что в советское время не печатался и т. д. и т. п. Предположить, что кто-то что-то неположенное думает просто потому, что он сам думает, своей головой, а не коллективным разумом толпы господ-товарищей-возьмемся-за-руки-друзей, — на это у них (со)воображения не хватает и не может хватить — по цивилизационному закону, которому они подлежат.

Может, и не всё «советское» я ненавижу (собственно, ничего я, конечно, не ненавижу, много было бы чести — это вторая причина приписывания мне этой «ненависти»: дескать, вот мы какие сурьезные, что нас ненавидют даже!), но советских (и антисоветских) интеллигентов действительно за полноценных в культурном смысле людей не считаю, грешен. Особенно пародистов, юмористов, кэвээнщиков, бардов и сочинителей текстов рок-песен. Но и провинциальных писменников, которые принципиально не в состоянии отличить Константина Ваншенкина от Константиноса Кавафиса. Шучу-шучу. какой уж там Кавафис. От лорда Байрона.

Может, некоторые из них и хорошие люди в отдельностои от своих занятий и представлений, но в культурном смысле они и не люди вовсе, а выведенные в советских НИИ биороботы. Их ненавидеть, как ненавидеть того же пролысого в различных местах Жаконю с ключиком в спине, какой был у меня в детстве.

Печально, конечно, что в разного рода литинститутах из совписовских яиц продолжают поколение за поколением выводиться совчурята. Ну что же, видимо, «еще плодоносить способно чрево, которое выращивало гада». И этих я, конечно, не ненавижу, только слегка сожалею, если вижу у них какие-то таланты, что, впрочем, бывает нечасто.

Следующий «Литературный мелкоскоп» — когда будут время и силы — о поэтических зверушках, знающих только половину русского языка, и очень обижающихся, когда встречают что-нибудь из другой половины. Или о писателе Борисе Хазанове как о машине для переработки общеизвестного в… общеизвестное.

Небольшие романы — 14

О МУЖЧИНАХ

Мужчины бывают, в основном, такие:

1) умные, серьезные и одаренные американцы, напоминающие мыслящие овощи;

2) французские профессора, выглядящий, как неудачливые коммунальные политики и немецкие коммунальные политики, выглядящие, как неудачливые профессора;

3) московские революционные поэты, похожие на некрасивых еврейских девушек;

4) небольшое московское животное под названием «живчик-неполживчик», выведенное для развлечения публики на корпоративных вечеринках. Шутка позабылось, а животное, морща маленькое голое лицо и высовывая кривые рыжие руки из камуфляжной жилетки, бегает по ночным клубам с зажигательными речами;

5) американский пенсионер в белой панамке, с квадратным, сердитым и глупым лицом. Пишет в жэковскую стенгазету антирелигиозные стишки, где своими словами пересказывает популярные брошюры. Считается крупным русским поэтом:

Все остальные виды мужчин встречаются чересчур часто и не представляют ровно никакого интереса. Да и эти не представляют.

Извещение «Новой Камеры хранения»: ОБНОВЛЕНИЕ ДЕВЯНОСТОЕ от 14 июня 2013 г.



СТИХИ
Александр Беляков. БАТЮШКИ-СВЕТЫ / МАТУШКИ-ТЕМНОТЫ (Тексты 2013 года)
Алексей Пурин. СТИХИ С ЭПИГРАФАМИ

О СТИХАХ
Михаил Айзенберг. ДВЕРИ В БУДУЩЕЕ

ОТДЕЛЬНОСТОЯЩИЕ РУССКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ
Василий Иванович Сиротин (1930 — не раньше 1885). УЛИЦА. Предложено А. Я. Гутгарцем

Сетевые издания «Новой Камеры хранения»

АЛЬМАНАХ НКХ (редактор-составитель К. Я. Иванов-Поворозник)
Выпуск 54: стихи Григория Стариковского (Нью-Йорк), Игоря Перникова (Гомель) и Григория Князева (Новгород)

НЕКОТОРОЕ КОЛИЧЕСТВО РАЗГОВОРОВ (редактор-составитель О. Б. Мартынова)
Выпуск 25
Игорь Булатовский: О БЕНЬЯМИНЕ