ХОР НА ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ ВЕТЕР





строфа 1



Евроклидон! Евроклидон!
Где наш сияющий башнями дом?
Дхни в паруса, льдины размой,
Плыли мы, плыли, пора и домой!


антистрофа 1


Бедный гребец! Бедный гребец!
Сядь у весла, раскрой погребец
Последнюю пыльную флягу допей,
Я подзвучу тебе звяком цепей!



эпод 1


Катит кораблик, не зная куда,
Спящие мимо ползут города,
Компас разбит, сломан секстан,
В снежную мглу глядит капитан.



строфа 2


Евроклидон! Евроклидон!
Парус облей немеркнущим льдом!
Весла окуни в золотую смолу! —
Мы не вернемся на родную скалу.



антистрофа 2


Бедный моряк! Бедный моряк!
В дыме изшел последний маяк!
Мачта скрыпит и вздвигаются льды,
Волны восставляют халды на балды!



эпод 2


Катит кораблик в огня полосý,
Шкипер с пушчонкой стоит на носу,
Пахнет спущенкой снежная мгла,
Где ты, Адмиралтейска игла?

III, 2014

НОВАЯ КАМЕРА ХРАНЕНИЯ: ОБНОВЛЕНИЕ ДЕВЯНОСТО ТРЕТЬЕ от 23 марта 2014 г.


СТИХИ
Ольга Мартынова. Стихи после книги
Олег Юрьев. Первая половина новой книги стихов

О СТИХАХ
Валерий Шубинский. Слух и речь (обзор журнальных стихотворных подборок 2013 г.)
Олег Юрьев. ИЗЛЕЧЕНИЕ ОТ ГЕНИАЛЬНОСТИ: Тихон Чурилин — лебедь и Лебядкин
Олег Юрьев. БУРАТИНО РУССКОЙ ПОЭЗИИ: Сергей Нельдихен в Стране Дураков

Сетевые издания «Новой Камеры хранения»

АЛЬМАНАХ НКХ (редактор-составитель К. Я. Иванов-Поворозник)
Выпуск 57: стихи Олега Юрьева (Франкфурт), Ольги Мартыновой (Франкфурт) и Валерия Шубинского (Петербург)

НЕКОТОРОЕ КОЛИЧЕСТВО РАЗГОВОРОВ (редактор-составитель О. Б. Мартынова)
Выпуск 26
Олег Юрьев. По ходу чтения (о книге В. Н. Топорова «Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического». М.: 1995

LANDSCAPES (1)



Слитный лесик поднялся с коленей
И, прозрачный, на корточки сел.
Стали видимы дуги ночных раскалений
И холодные черточки тел.

Птица свистнула — мелкий разбойник соловый —
Над листом, над кустом, над мостом.
Черный поезд, сияя столовой,
Повернулся в пространстве пустом.

Самолет наклонился тупеющим носом,
И исчез за последней горой.
Куст прозрачный уселся над черным откосом
И залился смолою сырой.

III, 2014

ПРИЧИТАНИЯ

ПРИЧИТАНИЯ

1.

Россия древняя, Россия молодая –
Корабль серебряный, бабуся золотая…
С. Г. Стратановский

Голубка беленькая, белка голубая
Скорлупка меленькая, волны колупая,
Во тму влекомая, — великая скорлýпа
К тому ли вóлку волокущаяся глупо,
К волкý ли издыхающему, вóлку,
Что валится на тульскую двустволку, —
Свинцовые неся ему орешки
Во тму корявую, куда отрыты брешки,
Во тму дырявую летит-летит голубка
И по скупой реке сплавляется скорлупка.

Прощай, бессчастная!

2.
То ли кошки, то ли дети,
То ли что-нибудь еще
Появляются на свете
Через левое плечо.

Ночью выйдешь на дорогу
В паре света нищего,
Глянешь наискось — славa богу!
Никого и ничего:

Ни безмолвного детсада
По веревочке за мной,
Ни холодных кошек стáда,
Ни сырых окошек ада,
Ни прочей гадости земной.

3.
Я плачу, как река,
Подпрыгивая рыжими слезами.
И в небе намокают облака,
Пока их слизни не слизали.

Я плачу, как леса,
Свистящие сращенными печами,
И в небе набухают небеса,
Пока в них червяки не запищали.

Я плачу, как себе
Дышать зрачками помогаю,
И в небе или лучше: нá небе
До слез смешно ночному попугаю.

4.
Где ты был, орел зеленый?
— Я летал на склон соленый,
Где скворчит-горчит ручей,
Выбегая из печей!

Где ты был, лиловый сокол?
— Я пустые яйца кокал,
Их спуская по скале
В сковородки на столе!

Где была ты, сыть-неясыть?
— Мир хотела опоясать,
Но вошла к тебе в окно
И закончилось кино.

5.
смерть нас дома не застала
смерть насекомое слепое
она и не знает куда идти
знает московская застава
знает пулковское поле
мы в дороге мы в пути

смерть сползает с речки черной
слюдяными крыльями хромая
она ссыхающаяся стрекоза
кроет кроет тьмой просторной
солнце марта солнце мая
летчик летчик ты не жми на тормоза

XII, 2013 – III, 2014

Если кто в Перми —



6 марта состоится Спектакль «Мириам» О.Юрьев, 14+

Товарищество «Открытый театр». Режиссер – Лев Островский

Товарищество «Открытый театр» представляет свой первый проект — спектакль по знаменитой трагикомедии Олега Юрьева «МИРИАМ». Здесь все построено на открытой игре актеров – игре со зрителями, с автором, с персонажами, друг с другом.
Веселый сюжет о том, как в суматохе гражданской войны в дом к еврейской женщине поочередно являются белые, зеленые, красные оборачивается грустной и мудрой притчей о материнской любви, о жизни земной и вечной. И, может быть, кто-то вспомнит, что МИРИАМ – это имя Богоматери.

Олег Юрьев успешно работает в разных жанрах. Поэт и прозаик. Драматург и литературный критик. Пишет на русском и немецком. Живет во Франкфурте на Майне. Давая разрешение на нашу постановку, Олег Александрович сказал: «МИРИАМ» вообще пьеса простая: весело — весело — весело — грустно… Я писал эту пьесу по просьбе великого Б. Ю. Понизовского, и просьба была такая: Олег, напишите комедию для трагической актрисы. Я написал…»

В спектакле заняты артисты: Евгения Барашкова, Юлия Захаркина, Алексей Каракулов

Небезынтересный опрос.



Михаил Крутиков: «Особое место на этой карте занимают столицы, Москва и Петербург. Петербург — как мечта и реальность — присутствует в еврейском литературном воображении с середины XIX века, как на русском, так и на идише и иврите. Очарованность евреев Петербургом начинается с основоположника новой ивритской поэзии Йеуды-Лейба Гордона, сочинившего эпиграмму в пушкинском стиле на открытие кондитерской Абрикосова на Невском проспекте, зашифровав фамилию хозяина словами из малоизвестной молитвы. Эта очарованность достигает кульминации в романах на идише Шолом-Алейхема, Шолома Аша, Залмана Шнеура и в стихах ивритского поэта Хаима Ленского, которого Сергей Аверинцев считал последним подлинным поэтом Серебряного века. Сюда же надо отнести очерк о Ленинграде Дер Нистера 1934 года, стоит упомянуть и малоудобочитаемый, но местами яркий роман «Прайс» Леонида Гиршовича о еврейской тоске по высокой культуре, воплощенной в мифическом Ленинграде. Постсоветское завершение эта традиция нашла в трилогии Олега Юрьева «Полуостров Жидятин», «Новый Голем, или Война стариков и детей» и «Винета». Романы Юрьева — это «квест», поиск утраченного сокровища, попытка вернуть что-то навсегда исчезнувшее. Это вечное возвращение в Ленинград, он же Иерусалим и Китеж-Винета, собирание рассеянных по миру, под землей и под водой евреев и бездомность героя, постсоветского Улисса или Вечного Жида. Романы Юрьева очень литературны, они перенасыщены отсылками к великому множеству самых различных текстов, от Константина Симонова до Шмуэля-Йосефа Агнона, но их нельзя назвать постмодернистскими. Юрьев пишет всерьез, в традиции высокого модернизма».

ПРИЧИТАНИЯ (5)

смерть нас дома не застала
смерть — насекомое слепое
она и не знает куда идти
знает московская застава
знает пулковское поле
мы в дороге мы в пути

смерть сползает с речки черной
слюдяными крыльями хромая
она — ссыхающаяся стрекоза
кроет кроет тьмой просторной
солнце марта солнце мая
летчик летчик ты не жми на тормоза

III, 2014