Читающим по-немецки

В сегодняшней «Frankfurter Rundschau» рецензия Ольги Мартыновой на новое издание (пересмотренный и расширенный перевод) «Жизни и судьбы» Вас. Гроссмана.

Еще о футболе

Из рассказа друга детства, категорически отказывающегося выходить из оральной зоны:

перед Стеной плача длинная шеренга переплетенных наплечно болельщиков российской сборной (но, как следует из нижеследующего, из Петербурга) с разбегу обняла Стену и хором закричала: «Слава России! Зенит — чемпион!».

Разве же это не прекрасно?

Печальная замета

Самой пресловутой игры я не видел, у нас тут ее, естественно, не показывали. Вместо этого любовался боковым зрением, как призванные на немецкую службу поляки и македонцы героически сражаются с греческой половиной острова Шипр. Но скажу вот что:

Очень характерная победа — мало того, что для себя никакого смысла в ней нет, но еще она и на пользу злейшему врагу еврейского народа и всего человечества выходит — коварному Альбиону.

Читающим по-немецки: JURJEWS KLASSIKER

Ноябрьская колонка в берлинской газете «Der Tagesspiegel» (в завтрашнем выпуске) — о Генрихе Клейсте.

Следующая придется на конец декабря — поэтому будет о рождестве и сомнительных (в том числе и в смысле достоверности) рождественских обычаях Чарльза Диккенса.

Вернувшись из альпийской Сибири

Страшно холодное местечко, эта ваша Женева.
Вот, полюбуйтесь:
279.06 КБ
Голенькому (видимо, совсем дикому) мальчику отступать некуда — за ним синагога с колоннами, а он необрезанный.

Выступление прошло, спасибо, хорошо. Стихи, думаю, читал неплохо, прозу (начало «Винеты»), предполагаю, хуже. Надо было потренироваться предварительно.

Следующий день, пятницу, насквозь прогуляли по Женеве, насквозь продутой ветром с озера — кажется, он называется «биза». Монблан видели, цветочные часы видели, мавзолей герцога Брауншвейгского видели, дом, где жил Борхес, видели, дом, где жил Карамзин, тоже — в общем, все что надо, видели.

В результате наблюдения за местными нравами (в ресторане) родилась самая глупая шутка года: «швейцарский фондюментализм».

Вторая по глупости родилась при осмотре коллекции бонбоньерок в местном музее истории и искусства (гениальный музей, все бы были такие — сорочье гнездо, а не музей): «гондоньерка» — то же самое, но для гондонов.

Прекрасен путеводитель по Женеве в русском переводе. Собственно, все путеводители прекрасны в переводе на живой великоноворусский язык, но все же не станешь читать:

Родольф Тёпфер, известный тем, что 1820 году чисто из развлечения он нарисовал семь альбомов, содержащих от 600 до 1.200 сцен с комментариями, которые описывали комическую историю. После высокой положительной оценки Гете, он решил их опубликовать и незамедлительно получил большую популярность. Таковой была история рождения «комикса».

А танцовщица Лола Монтес, оказывается, оставила Женеве на память о своем пребывании в Женеве миловидный фонтан, изображающий ребенка и крокодила — подарок короля Людвига Баварского, с которой его разделяло 32 года жизни.

Но это еще что — в усадьбе Ле-Артишо (ну, неважно — Артишо и Артишо, это сюда не относится)

остановилась на несколько месяцев Косима, вторая дочь Листа и Мари Д´Агут, переживших тридцать лет назад бурный роман в Женеве. Все еще будучи женой дирижера оркестра Ханса фон-Бюлоу, этот небольшой период времени она разделила с великим Ричардом Вагнером, с кем она уже имела ребенка.Через некоторое время она вышла за него замуж. Пламя их любви разгорелось в середине прошлого века. 1 мая 1951 года, во время генеральной репетиции оперы «Валькирия», когда казалось, что сцена зала Большого Театра буквально пылала от их чувств.

Ну и там практически все такое прекрасное. Ничего не знаю лучше этих путеводителей, переводчикам их следует ставить памятники в форме фонтана с сосульками. Или с крокодилом…

К сведению заинтересованных лиц

15-го ноября — это четверг — состоится мое выступление в Женевском университете, в «Русском кружке» Жоржа Нива. Приглашаются все желающие и могущие. Читать буду а) стихи, б) из «Винеты», в) снова стихи.

Завтра во второй половине дня пускаемся в путь — завтра последний день, когда железная дорога еще точно работает. Со среды, судя по всему, забастовки в Германии и Франции.
В. П. Некрасов, через некоторое (недолгое) время после выезда своего в эмиграцию, на радиовопрос, что ему нравится и что не нравится на Западе, отвечал, как известно, что на Западе ему нравится всё за исключением забастовок.

Лично мне на Западе нравится далеко не всё, но в это «далеко не всё» забастовки, несомненно, не включаются.

Через журнал и электронную почту будем, надеюсь, достижимы.

Вернемся, по всей видимости, не раньше субботы. Не скучайте.

Техническое:

Все перенимавшие у меня тексты блокадных стихов Геннадия Гора, исправьте у себя, пожалуйста:

не «Германия, зуб и чума»,

а «Германия, зоб и чума». Это я, пардон, на пальцах снимал и опечатался.

Вышесказанным исправлением мы обязаны чудесной внимательности Виктора Александровича Бейлиса.

Говорят, «Зенит» в этом году занял какое-то довольно неплохое место… (с) Вадим Вацуро, 1984 (рассказывал в свое время то ли Саша Долинин, то ли одноклассник Вацуро Сергей Вольф)

Ну, и мы грянем наше скромное ура-ура-ура, сами знаете за что. Назло всем врагам — немытым коням и жалким наймитам промкооперации.