О «Заполненных зияниях»

Елена ПЕСТЕРЕВА. Развоплощенная культура. Октябрь, № 11, 2013


…По сути, критик предлагает схему возрождения русской поэзии (если судить по публикациям в периодике, то и прозы тоже, но это будет, будем надеяться, еще одна книжка)…

Статья хорошая. Есть тонкие по пониманию вещи.

Зря только автор все время называет меня критиком — я не критик и не литературовед и вообще не филолог. Я пишу о литературе как писатель и это снимает с меня обязанность использования определенных инструментов, в неиспользовании которых меня часто упрекают. И возлагает на меня обязанность все время видеть за деревьями лес — некий центральный образ, который я хочу со всех сторон представить.

…Да, еще одна книжка будет — весной, если ничего не случится. Там будет и про прозу, много.

Михаил Айзенберг о своем чтении

Спасибо, Миша! И далеко не только за меня и за две мои книжки, но и за других и за другие книги, особенно за Введенского! Редко, когда писатели так хорошо пишут о своем личном чтении и о своем понимании этого процесса.

В средневековье все шевелили губани и шептали. Читать «про себя» научились совсем недавно, считается, что это больше достижение человечества. Ой, не знаю…. Во всяком случае, поскольку мы всё больше и больше превращаемся в каких-то живущих в миру, но отдельно от этого мира средневековых монахов, то не стоит ли вернуться и к некоторым техническим особенностям средневековья (не ко всем). Шептать, шевелить губами, например…

Игорь Гулин о «Заполненных зияниях» и «О РОДИНЕ» в «Коммерсанте»

Претензий у меня нет, хотя в случае «ЗаЗи» это, конечно, взгляд извне, а не изнутри. Но почему, собственно, он должен быть изнутри? Но я рад, что о книгах пишут.

Пишут из Москвы

Ну, что ж, не напрасно съездил. Это не шутка, а вполне серьезная констатация.