СЕДЬМАЯ БАЛЛАДА

1

Куртки черной кожи, волос черной масти,
Постучали в ставень – раз-два-три,
Показали ксиву и сказали «здрасте»,
Ламца-дрица, даже не кури.
Две шаги налево, две шаги направо:
Шоколад, чулки и кокаин…
Отвели налево, а потом – в канаву.
Так и умер гражданин.

2

«Куртка черной кожи, волос рыжей масти,
Майсы обо всем и ни о чем.
Ты моя богиня, предмет кипучей страсти,
С лилией отмеченным плечом.
Ты свербишь, как рана, в дебрях ресторана,
Фиксою волшебною горя.
Но меня пропустит и сюда охрана
По мандату жмурьего царя.»

3

«Мы с тобой учились на пере болтаться
Посреди пухового двора.
От такого шмерца, от такого танца
Остаются птички без пера.
А где было море – там теперь в тумане
В никуда бегущие следы.
Шо ж мы не имеем в нашей влажной маме?
Вы смеяться будете – воды.»

4

«Ты ли не носила платье голубое –
Сшила из ворованной волны?
Я тебя за это уведу с собою
На другую сторону луны.
Все равно уже отсюда до Стамбула
Никакой шаланде не доплыть.
А хоть ты меня сдала и обманула,
Мне тебя, змеюку, не забыть.»

5

Никто не отозвался из дебрей ресторана,
Но в тумане ойкнула волна,
А потом бабахнул выстрел из тумана,
И над ним задергалась луна.
Без сапог вбежала сонная охрана,
Поздно вынимая карабин:
Видят — он лежит, а в ём сквозная рана…
Так и умер гражданин.

Поженить их, что ли

Обама не первый американский президент, кому охрана присвоила язвительное имя. Так Джорджа Буша-младшего, известного в прошлом своим пристрастием к алкоголю, называли не иначе как Стакан, передает НТВ.

http://news.mail.ru/politics/2161458/

Как известно, госпожу губернаторшу Петербурга издавна звали «Валька-стакан» по той же самой причине.

Самое ужасное -

это когда понимаешь, что специалист, квалифицированно и с успехом изучающий (Кузмина, Ходасевича, Мандельштама, Хармса, Набокова и пр. — нужное подчеркнуть) делает это, что называется, по долгу службы. А для себя он любит братьев Стругацких. Или, к примеру, бардовскую песню. Галича, Окуджаву, или даже Городницкого с Визбором…