Неудачное/нелюбимое у классиков (продолжение)

АННЕНСКИЙ: «Рождение и смерть Бояна», опыты в духе «народной баллады» («Милая, милая, где ты была — К дедке ходила на мельницу»). Не очень люблю «Старых эстонок» — там много интеллигентского самолюбования и гражданского позерства, как будто сквозь Иннокентия Федоровича проступает его почтенный старший братец.
БЛОК Неудачного и полуудачного много, но оно не раздражает — просто такова была технология: для создания одного гениального стихотворения нужно было написать десять неудачных и полуудачных. Но есть и явный мусор: например, дантоообразные терцины про трагического вампира. «Вольные мысли» слабоваты — мысли А.А. думал не самые умные, и белый стих предательски это раскрывает. Хотя верлибры его (два наиболее известных — «Когда вы стоите на моем пути» и «Она вошла с мороза») почему-то хороши.
КУЗМИН Ранние (до 1905) стихи, не вошедшие в книги. «Глиняные голубки», кроме двух-трех стихотворений.
ГУМИЛЕВ Весь «Путь конквистадоров».Брюсовоообразные стихи из «Романтических цветов» и — частично — из «Жемчугов». «Почвеннические», «русские» стихи из «Чужого неба» и «Колчана» — такие, как «Городок». Бессмысленно-галантная любовная лирика («К синей звезде»). Большая часть «Шатра».
АХМАТОВА «Слава миру», конечно — но это вообще не в счет. Ну, кое-какие самые ранние стихи, еще — «Хорони, хорони меня, ветер», скажем. Остальное хорошо.

Неудачное/нелюбимое у классиков (продолжение)

БАРАТЫНСКИЙ Совсем ранние стихи (1818-19) и те стихи 20-х, где он пытается быть игривым.
ТЮТЧЕВ Все до 1825 (юношеские стихи просто ничего не обещают). Вся политическая лирика, кроме нескольких шедевров: «На 14 декабря», «Как Агамемнон на закланье»(про польское восстание 1831) и еще одного — «Ты долго ль будешь за туманом, таиться, русская звезда, или оптическим обманом ты обличишься навсегда», 1866, кажется, года — по поводу возмутительного (с точки зрения Т.) невмешательства России в какой-то мелкий балканский конфликт. Стихи из школьной хрестоматии, кроме, конечно, «Люблю грозу в начале мая» — все остальные тоже, почему-то, о весне, но какие-то искусственно бодрые и довольно бедные по языку и мысли: «Весна идет, весна идет, и ясных, теплых вешних дней…» — не удивлюсь, если это окажется переводом из какого-нибудь забытого второстепенного немецкого романтика.
ЛЕРМОНТОВ Все до 1837, кроме «Ангела», «Молитвы» и «Русалки», и «Маскарада», конечно, но включая незаслуженно знаменитый «Парус». Риторические стихи — «На смерть поэта», «Дума», «Как часто, пестрою толпою окружен»… с оговорками -»Не верь себе…». «Последнеее новоселье», про которое Белинский фыркал -»жаль, что это Лермонтов, а не Хомяков», на самом деле сильно уступает хомяковскому стихотворению на эту же тему.
ФЕТ Все переводы, немногочисленные политические стихи, кое-что из антологической лирики. Ранние стихи — «Лирический пантеон».
НЕКРАСОВ Здесь школьная программа безошибочна в негативном смысле — ничего хуже, чем «Размышления у парадного подъезда» и «Железная дорога», у Некрасова нет. Есть очень странные вещи: «Несчастные», с отличным началом (про Петербург) и чудовищно слабым и плоским завершением, про перековку уголовников под влиянием благородного политзэка. Что еще плоховато? «Памяти Добролюбова» и пр. Финал «Кому на Руси жить хорошо», «Саша»…

Неудачное/нелюбимое у классиков

Разумеются русские поэты.

ЛОМОНОСОВ: откровенно слабы только две оды Иоанну Антоновичу. Скучноваты поздние (после 1750) оды Елизавете, но в этот период у него замечательна анкреонтика и вещи вроде «Письма о пользе стекла», Да и «Петр Великий» неплох.
ДЕРЖАВИН: слаб ранний(до 1779) и поздний (начиная с «Аристипповой бани». т .е. где-то с 1811 — кроме гениального предсмертного восьмистишия). В одах лучшего периода, может быть, и есть неловкости, мусор — но вялых, скучных вещей мало («На взятие Измаила», «Вельможа» — но это переделка ранней, 1774 года, оды). Говорят, трагедии ужасны — но я их не читал. Но это тоже последние годы жизни.
КРЫЛОВ: а что, собственно, мне не нравится у Крылова? Все нравится. Басни — само собой, но и полузабытая лирика, и всякие «Письма о пользе страстей», и «Подщипа» («Из крушечки одной мы будем пиво пиль, из трупочки одной табак с тобой куриль»).
ЖУКОВСКИЙ: у него тоже неудачных стихов не упомню. Пусть «нелюбимым» у него останется омерзительный прожект художественной смертной казни.
БАТЮШКОВ: пушкинские оценки безупречны. Слабые стихи — «Мечта», «На развалинах замка в Швеции»… «Умирающий Тасс» тоже слабоват, но у меня небольшая личная слабость к этому стихотворению.
ПУШКИН: из всего корпуса мне — кроме ранних оссиановских опусов, вроде «Кольны» и «Осгара», активно не нравится «Рефутация господина Беранжера». Так не любил А.С. этого господина, что и пародия получилась плоской, неуклюжей и почти беспомощной.

продолжение следует.

Обновление «Новой Камеры Хранения».

http://www.newkamera.de/

ИЗВЕЩЕНИЕ ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТОЕ от 20 июля 2008 г.

СТИХИ
Александра Белякова
Игоря Булатовского
Валерия Шубинского

О СТИХАХ
Олег Юрьев. «БИБЛИОТЕКА ПОЭТА» КАК МАШИНА ВРЕМЕНИ, или ПРИВЕТ УЧАСТНИКАМ ПОГРОМА (о Д. Самойлове, о С. Кирсанове и о поэтах, павших на Великой Отечественной войне в Большой серии Новой Библиотеки поэта)

Отдельностоящие русские стихотворения:
Дмитрий Львович Майзельс (1888 — 1972). «С тобою, как в лесу…»
Предложено Т. Ф. Нешумовой

АЛЬМАНАХ НКХ
Выпуск 21: Стихи Александра Белякова (Ярославль), Максима Нерина (Сумы), Екатерины Боярских (Иркутск). Дмитрия Савицкого (Париж) и Алексея Дьячкова (Тула)

Сегодняшний юбиляр -

фигура не фарсовая, как могут подумать некоторые, а глубоко актуальная.
К его семидесятипятилетию опять все вошло в моду — и задушевная искренность, и проникновенная гражданственность. «Мама и нейтронная бомба» — вот достойный образец радикальной поэтики 2008 года. Ничем не хуже Кирилла Медведева или нынешней Елены Фанайловой.

Рецензия на книгу о дуэлях

http://www.nlobooks.ru/rus/magazines/nlo/196/954/989/

С автором рецензируемой книги, уважаемым А.А. Кобринским, мы, кстати, невольно оказались в положении конкурентов: его биография Хармса только что вышла, моя выйдет к осени.