Дом у кладбища

Чухонский бог включает вечер, тронув
Мечом, протянутым из темноты
Могилы узкие немых мильтонов
И галок скошенные рты.

Небось, и дом стоит, как прежде, нависая
Над полостью приречной, а вода
Идет, свекольная, косая,
Туда, к заливу, как тогда.

В престольный день пойдут с цветами, с белым
К фанерным пирамидам и крестам,
И вдруг рассыпятся — и ветер машет белым
И мажет серым по кустам.

Померкнет бледный пламень сварки
И смуглым светом догорит восток,
И полетит над плоской грудью свалки
Как призрак, розовый листок.

Уснет проселок под ногою конской,
Уснет завод кирпичный вдалеке -
И сны их грамотой японской
Напишутся на мостовом быке.

И только дом не спит, в холме по пояс,
Пластинка вертится на верхнем этаже,
И голос сквозь иглу ползет, не беспокоясь,
Что тела нету у него уже,

И звуки, словно воры от облавы,
Бегут по торфяным лугам
К тому, кто отирает меч о травы,
И остальным немым богам.

Тамбов и Гоморра

Узнав, что мэр славного рода Тамбова похитил человека, я сперва вспомнил известную криминальную славу этого рода («тамбовская группировка» и т.д.)
А оказывается — вона что!

http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3115413/

Тамбов, стало быть, побратим Парижа и Берлина. Но почему-то с примесью фильма «Кавказская пленница».
А какова фамилия похищенного!

Зато теперь понятен смысл песни «Мальчик хочет в Тамбов», которую крутили лет десять назад. Там шла речь о том, что мальчик хочет в Тамбов, но встречает девушку, и больше не хочет. Почему именно в Тамбов, было непонятно. А теперь понятно.

В связи с вчерашним праздником

Я тут вычитал дивную подробность.
Ракетная техника получила развитие в России, Германии и США, но не в Англии, поскольку английских ученых сковывал закон, принятый в 1605, после Порохового заговора. Они не могли провести ни одного серьезного испытания.

A penny for Old Guy!

Ура!

Вышел (стараниями Евгения Витковского и Владислава Резвого) двухтомник Сергея Петрова.
И, собственно, единственное, чем могу я отпраздновать это без кавычек и заднего смысла великое событие — припомнить самое мною любимое. Точнее, кое-что из самого любимого.
Читать далее

Кто знает, что такое слава

Нынче иду по двору и слышу в спину:
- Я поклонник вашего творчества.
Думаю, обернуться или нет. Решаю обернуться.
На скамеечке сидят трое мальчиков лет пятнадцати-шестнадцати.
Осторожно спрашиваю:
- Это вы кому?
- Вам,- отвечает один мальчик — Вы же писатель. Мне очень нравятся ваши книги.
Я понимаю, что это какой-то «прикол» и не нахожу ничего лучше, чем спросить:
- А что именно?
Мальчик заметно смущается
- Я читал одну вашу книгу…
- Какую?
Мальчик смущается еще больше и начинает переглядываться с товарищами, а те хмыкают и тычут его локтями в бок.
- Ну… Вы создаете словами новый мир…Очень здорово.
- А кто вам, собственно, сказал, что я писатель?
Мальчик смущается еще больше.
А кто, собственно, ему сказал?
Жена, когда я ей поведал эту историю, предположил, что у мальчиков такая игра — они обращаются с такого рода словами к каждому прохожему. По теории вероятности один (сотый или тысячный) обязательно окажется писателем.