Сон

После чтения на ночь дневниковых записей Друскина о его снах (ему много лет снились покойники: Хармс, Введенский, Липавский), мне самому приснился сон о Липавском и Друскине. В этом сне Липавский не погиб в 1941 году на фронте – пропал без вести, но потом объявился. А Друскин был разбит параличом и утратил дар речи. Но писать мог, и писал. Липавский и Мейер-Липавская о нем заботились. Хармса и Введенского в этом сне не было.

НОВАЯ КАМЕРА ХРАНЕНИЯ
www.newkamera.de
===========================================================
ИЗВЕЩЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЕ
от 22.10.2005
Наталья Горбаневская.ПЛОЩАДЬ НЕСОГЛАСИЯ. вoсьмистишия восьмые (2005)
Алла Горбунова. Новые стихи
Валерий Шубинский. Статьи и рецензии 2003-2004 гг.: «Наше необщее вчера», «Утопия свободы и утопия культуры», «Внутри мелодии», а также рецензии на книги стихов Андрея Полякова, Дмитрия Бобышева и Олега Чухонцева
СЕКУНДАРНАЯ ЛИТЕРАТУРА:
Андрей Анпилов. Две статьи о поэзии Елены Шварц: «Светло-яростная точка» и «Жар и озноб» (рец. на кн. «Дикопись последнего времени»).

День сурка -1985

В свое время я проигнорировал анкету: «Кем бы я был в….». Потому что «в…» был бы — не я. Я, каков я есть, сформирован годом своего рождения, родителями, городом, средой.

Но я могу представить себе, как бы я жил, если бы «все оставалось как есть», если бы позднесоветская эпоха, казавшаяся вечной, вечной была бы. Такой «день сурка».
Вечный 1985 год.

В следующем году я бы закончил институт, год проработал по распределению, по блату уволился (не смейтесь!) до истечения трехлетнего крепостного срока, год просидел бы на КПП, вневедомственно сторожа с покойным фантастом и драматургом Геной Фадеевым заводы Смольнинского района, полгода поработал бы внештатно экскурсоводом в Александро-Невской Лавре, три месяца — внештатно же в Городском Экскурсионном Бюро. Так все и было в той жизни, которую я прожил. Но как раз тут начинается развилка, зимою 1988-1989 годов.

Наверное, если бы прододолжалось «старое время» и не было альтернативы, я постарался бы сдать экзамен и попал бы в экскурсионное бюро на штатную работу. Водил бы экскурсии лет пятнадцать. В первые годы подготовил бы несколько собственных тематических экскурсий для интеллигенции, с фигой в кармане («Заболоцкий в Ленинграде», где показывал бы дом Хармса и намекал на репрессии). Потом, годам к тридцати, все это надоело бы. Заработал бы язву желудка, профессиональную болезнь экскурсоводов (нервы, скандалы с экскурсантами, питание в дорожных тошниловках). Писал бы стихи, читал их Олегу Юрьеву и другим товарищам по «Камере хранения», потом познакомился бы с Еленой Шварц, Кривулиным, Стратановским. Вступил в Клуб-81. Напечатался бы разок-другой в «Континенте» или «Гранях». За это мне задержали бы присвоение высокого звания экскурсовода первой категории и не пустили по турпутевке в Болгарию.К тридцати пяти где-нибудь годам написал бы краеведческую книгу, допустим, «Сумароков в Петербурге». Через три-четыре года она вышла бы. Я вступил бы в Союз Писателей и ушел из экскурсоводов. Но гонорар за книгу уже кончился бы, и мне пришлось бы для заработка переводить с подстрочника стихи мансийского поэта Ювана Шесталова.

Империя И.А.Б. (продолжение)

В пятницу одна из моих студенток удивила меня: вместо коротенького сравнения «На смерть Жукова» Бродского с державинским «Снигирем» подготовила длинную филологическую работу, в которой строфа за строфой сопоставляет оба стихотворения, со множеством мелких любопытных наблюдений, и приходит к следующему выводу: стихи Бродского надо читать «наоборот». Жукова он ненавидит, считает «просто убийцей». «Те, кто в пехотном строю смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою» — это рядовые солдаты, чью кровь Жуков проливал. «Родину спасшему, вслух говоря» — это значит: «вслух говорится так, а на самом деле…» И т.д.

Девушка, конечно, попала впросак: она представляет себе Жукова по книжкам Суворова (не генералиссимуса, а резуна истории) и кого-то еще в этом роде, и прочитала у Бродского то, что ожидала прочесть. Но в стихотворении Бродского в самом деле есть амбивалентность, которая и позволила сделать столь курьезные выводы. Стихи Бродского в самом деле написаны «наоборот» — наперекор собственным публичным взглядам, настроению эмиграции и т.д. Все это присутствует в стихотворении Бродского, но не на глубинном уровне, а как раз на поверхности (однако при этом почти не высказывается словесно). Интонация стихотворения такова: «ну да, конечно, проливал кровь… служил сатанинской империи… а все же… все же» — и это «все же» выходит из горла, вслух говорится на параллелях с Державиным. У Державина снигирь поет – тщетно, поэт говорит ему: замолчи. У Бродского поэт призывает флейту запеть «на манер снигиря» (это противоречие замечено, кстати, именно студенткой-парадоксалисткой). Державин осознает и оплакивает конец эпохи, конец своей причастности к имперской боевой славе. Бродский, сквозь зубы, с некоторым удивлением признает свою к ней причастность.

«На смерть Жукова» — антитеза «Письма к генералу Z.». У Бродского есть еще несколько таких же «парных» вещей: «Post aetatem nostram» — «Мрамор», «Зимняя кампания 1980 года» — «Наставление».

НОВАЯ КАМЕРА ХРАНЕНИЯ
www.newkamera.de

ИЗВЕЩЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ
от 09.10.2005
В сегодняшнем обновлении:

Поэма Игоря Булатовского «Тартараёк»

СЕКУНДАРНАЯ ЛИТЕРАТУРА:
«Короб оттаявших слов», рецензия Кирилла Анкудинова на «Временник НКХ»
«Птицы и рыбы», рецензия Олега Дарка на книгу стихов Елены Шварц «Трость скорописца».
«5+1″, статья Виктора Бейлиса о стихах Олега Юрьева
«В движении», статья Валерия Шубинского о стихах Олега Юрьева

Пять минут… политики?

А сегодня спикер Совета Федерации Миронов на столетнем юбилее российских профсоюзов (счет идет с Зубатова и Гапона?)сказал, что в нашей стране есть «такое невиданное в совеременном мире явление, как работающие бедные».

Замечательно, что понятие «современный мир» включает только богатые страны запада. Да и в этих странах… Я вот видел в Апалаччах крошечные дома-вагончики. Там живут потомки фермеров, разорившихся еще в Великую Депрессию. Они работают: для них, белых людей из провинции, получать велфэр — позор. Работают за 5 долларов в час, что ли, в супермаркете. Это — меньше велфэра. Это действительно бедные люди, они на еде экономят, не могут завести кошку: денег нет. И никуда не уезжают из своей глуши, потому что привыкли, и потому, что тут жилье дешевое. В смысле — вагончики.

Это в Америке!

Чудовищно, что люди, управляющие Россией, живут в настолько мифологизировнном мире. И, что смешнее всего, дурят голову народу — в крайне невыгодном для себя направлении.

Опрос в «Известиях», кажется. 66 процентов населения России верит в Бога , и только 16 — в загробную жизнь.
Это кажется невероятным, во всяком случае противоречит общепринятому представлению о том, что именно вера в загробное существование биологически необходима длячеловека и составляет основу религии. Мне всегда казалось, что б. ч. современных людей (в т.ч. в России) верит не в Бога, а в ангелов, чертей, чох, и в духи мертвых, естествено.