Отгадка

Все сидят?
Вот здесь

http://www.rgali.ru/getImage.do?object=134462309&original=1

в белой панаме с волосатой грудью и видом пьяного Кости-рыбака -

Мандельштам!
Ясно это, разумеется, только из авторской (волошинской) подписи к рисунку.

Тем летом (1916) О.М. в Коктебеле зачитал волошинского Данта, выкурил все ходасевичские папиросы и вставил золотой зуб, за который забыл заплатить дантисту.

26 сентября в 18.00 в Музее Ахматовой

презентация моей книги «Даниил Хармс: жизнь человека на ветру».
В программе: Юрий Томашевский и актеры его театра, замечательные мультфильмы Аси Лукиной на хармсовские сюжеты и всякое другое. Можно будет купить книгу без магазинных наценок (а оне нынче сами знаете какие).

Материалы к юбилею Суперфина,

в том числе неизвестные ранее широкой публике стихи Александра Ривина и уже публиковавшийся (но мне неизвестный) карандашный портрет Мадельштама работы Сергея Рудакова, на котором О.М. почему-то похож на петербургского литературоведа Алексея Дмитренко.
В подготовке материалов участвовал, кстати, Игорь Булатовский.

http://www.ruthenia.ru/document/545663.html

СЕДЬМОЙ КАТАЛОГ

Желтая кожа развалин парадных
пышной лепрою цвела.
Время слоями лежало в парадных,
догнивая для тепла.
Белые розы цвели в коммуналках
на зеленых потолках.
Прыгала пыль на седых коммунарках,
на кухарках, на шпиках.

(Тысячу лет я по этим парадным
не гулял уже во сне.
Только вот кофием тем аппаратным
не полакомиться мне.
Больше ничто не лучится из тлена –
нынче это просто тлен.
Скоро сломают совсем эти стены,
и не жалко этих стен.)

Вечер Натальи Горбаневской

Горбаневская выступала в двух лицах — как общественный деятель (длинное первое отделение) и как поэт (короткое второе).Удивительное впечатление: прекрасный лирик и заслуженный общественный деятель существуют независимо друг от друга и не связаны, по большому счету, ничем, кроме того, что живут в одном человеческом теле и мозге.

Бывало ли такое? Наверное, да.
Элегик Огарев — и борец с крепостничеством Огарев. Шеншин и Фет.

Выход на площадь, выражение гражданской позиции — это прекрасно, ценно, и важно, что это существует. Но как раз поэзия Горбаневской чужда всякому «выражению позиции». тем более публичному, «площадному». Она позволяет языку, вещам, стихиям говорить с собой и через себя, и никаке высказывание, никакая мысль здесь не предопределены.

Правда, была одна сфера, где две стороны деятельности Натальи Евгеньевны на некое время сомкнулись: это редакторская работа в «Континенте» и в «Русской мысли». Думаю, что это оказалось не без последствий для русской истории — то, что в некоторых эмигрантских изданиях хорошие стихи и проза печатались чаще, чем в советских. Между прочим, это отнюдь не само собой разумелось…

Подробно о «преступлении Адамовича»,

о котором недавно шла дискуссия в ЖЖ

http://magazines.russ.ru/zvezda/2008/8/aa7.html

Все же, видимо, происшествие имело место. Какая жуть!
Что-то из биографии Жана Жене, что ли.
Бедного Адамовича, хрупкого и чувствительного, вечно тянуло в клоаку — то в компанию мужелюбивых бандюганов, то (из благороднейших побуждений) в Иностранный легион.

Рецензия на биографию несчастнейшего императора Иоанна VI

http://www.openspace.ru/literature/projects/79/details/2646/

и, к сожалению, это последняя моя рецензия в Openspasce на книгу биографического жанра. Дальше будут только ежемесячные обзоры.
Между прочим, я только что (уже после написания рецензии на книгу Анисимова) прочитал отличную пьесу Елены Шварц про заговор Мировича — единственную у Шварц пьесу, написанную в 1968 (!) и напечатанную лишь сейчас, в IV томе собрания ее сочинений.