Сопредельные страны-4: заключение

В связи с Киевом я хотел написать еще о многом. Например, о языковой ситуации. Коротко говоря, несмотря на все усилия, на насаждение национальной мовы в школах и университетах, соотношение русской и украинской речи на улицах Киева за двадцать лет не изменилось (по-русски говорит по меньшей мере три четверти прохожих, в том числе и молодежи).

Комментировать это я пока не буду.

Не буду писать и про еврейско-украинские отношения — тема очень большая и долгая. И болезненная. Когда-нибудь, будет повод, напишу специально. Хотя уже писал.

Пожалуй, я закончу одним гениальным (и знаменитым) стихотворением. Олег Юрьев пишет, что для него оно связано со Школьной улицей в Новой Деревне, в Петербурге(«автор при мне другого не рассказывал»). Но мне автор говорил, что это стихи про Киев. И я вижу в них Киев, с его крутыми улицами, обрывами, овражистыми садами, ежедневными полдневными ливнями в июле.

* * *

Как эта улица зовется — ты на дощечке прочитай,
А для меня ее названье — мой рай, потерянный мой рай.
Как этот город весь зовется — ты у прохожего узнай,
А для меня его названье — мой рай, потерянный мой рай.
И потому что он потерян — его сады цветут еще,
И сердце бьется, сердце рвется счастливым пойманным лещом.
Там крысы черные сновали в кустах над светлою рекой —
Они допущены, им можно, ничто не портит рай земной.
Ты излучал сиянье даже, заботливо мне говоря,
Что если пиво пьешь, то надо стакана подсолить края.
Какое это было время — пойду взгляну в календари,
Ты как халат, тебя одели, Бог над тобою и внутри.
Ты ломок, тонок, ты крошишься фарфоровою чашкой — в ней
Просвечивает Бог, наверно. Мне это все видней, видней.
Он скорлупу твою земную проклевывает на глазах,
Ты ходишь сгорбившись, еще бы — кто на твоих сидит плечах?
Ах, я взяла бы эту ношу, но я не внесена в реестр.
Пойдем же на проспект, посмотрим — как под дождем идет оркестр.
Как ливень теплый льется в зевы гремящих труб.
Играя вниз,
С «Славянкой» падает с обрыва
мой Парадиз.

1982

Когда я вернулся в Петербург, Елена Шварц уже не подходила к телефону. За три недели моего отсутствия в ее состоянии произошло резкое ухудшение.

Сопредельные страны-4: заключение: 11 комментариев

  1. Да? А у меня вот по поводу языков совсем иное осталось впечатление. Пару лет назад в Киеве я испытывал трудности, когда мне нужно было купить сим-карту или еще какую-то мелочь на улице. Продавцы уличные в основном молодые, лет по двадцать, они не делают вида, что не понимают тебя, однако отвечать по-русски не собираются. Мне как раз показалось, что языковая политика Киева принесла свои плоды.

    • Мои киевские знакомые говорят, что дети выходят из школы, где учатся по-украински, и переходят на русский. Может быть, пару лет назад какая-то часть молодежи выделывалась на волне оранжизма.

      • Я в Киеве, где прожил первые двадцать лет жизни, побывал в ноябре 2009-го, после пятнадцатилетнего отсутствия. Языковая атмосфера на улицах очень изменилась. Когда-то редко можно было слышать украинскую речь, а теперь она звучит повсеместно. Непривычное ощущение, но мне очень понравилось. А родного города все равно нет, за пятнадцать лет как-то все эмоционально и топографически сместилось, чужой город.

  2. Конечно, эти стихи про Киев. А у потерянного рая есть еще и биографический смысл — потому что там жил отец Лены, которого она так никогда и не увидела и который уже тогда умер — она об этом пишет в прозе подробно.

  3. Языковая атмосфера изменилась только в одном плане — украиноязычные перестали своего языка стесняться.
    и установилось реальное соотношение: 3:1. Т.е. 75% речи русской — и примерно такое же процентное соотношение прессы и языка ТВ

    Сдвиг произошел — процентов на 7-8.
    Дальнейшее движение как кажется мне нереально, достигнута точка равновесия.

    Стихотворение очень хорошее. Мне кажется — про Киев, но жителям иных городов иное покажется. Наверное.

Добавить комментарий