Вологодский англопол и вятский полорус, или Календарь снова зовет

Кажется, приходит опять пора сочинять колонки в «Дер Тагесшпигель».

Следующая должна быть про Джозефа Конрада, самого знаменитого из бердичевских капитанов. Любопытно было бы сравнить его с другим маринистом польско-ссыльного происхождения — с Александром Грином, родившимся 23 годами позже, но в остальном предлагающим любопытные параллели. Главное, конечно, — морской текст, причем подозреваю, что физическое морячество Конрада не играет в данном случае ровно никакой роли: его морские сочинения — такие же польско-алкогольные фантазмы, как зурбаганы и лиссы балаклавского лучника. Лично я Грина очень люблю, а Конрад меня всегда несколько раздражал. Есть такой фильм про Шерлока Холмса, не великая масленниковская серия, а скромный советский фильмец производства студии «Беларусьфильм». Там Шерлока Холмса играет литовский артист не помню фамилии, который в «Щите и мече» играл дядю Вилли Шварцкопфа. Так вот, довольно часто Джозеф Конрад примерно таким же надуто-бездарным образом корчит из себя англичанина, как он его себе представляет. Грин, по крайней мере, ничего из себя не корчил. Но юбилей-то не у Грина, а у Конрада.

Следующая колонка — о Карле Мае (майская потому что): «Виннету» как гомоэротическая эпопея.

А за нею — «Доктор Живаго», к 50-летию этого комикса без картинок. Нельзя все время все со всем сравнивать, да и не для немецкой это газеты, но не продуктивно ли было бы исследование этого (как открыл нам недавно Иван Толстой — а уж ему-то видней! — и ЦРУ любимого) шедевра в ряду советских подростковых бестселлеров — напр. «Двух капитанов»? Но боюсь, что придется его (т. е. не «Капитанов, а «Живагу», прошу прощения за двусмысленность, на которую мне любезно указали в комментариях) для этого дочитать. Двадцать с лишним лет назад не смог, так и не узнал, чем дело кончилось. Чур не рассказывать! А то совсем трудно будет себя усадить.

Хорошо бы все это сочинить за первую половину марта и с чистой совестью уехать на неделю в Иерусалим, где, правда, запланированы уже три выступления.

Вологодский англопол и вятский полорус, или Календарь снова зовет: 22 комментария

  1. «Голубой карбункул».

    Фильм — «Голубой карбункул».
    Актёр — Масюлис.
    Кино — так себе.
    Зато — чудесные песни на чудесные слова чудесного Юлия Кима под чудесную мцзыку чудесного… Дашкевича (он причастен ко всем отечественным кино-Холмсам).

  2. Я «двух капитанов» в детстве прочитала с удовольствием. Лет десять назад зачем-то вздумала перечитать. Совершенно невозможно. Так что крепитесь!

    • Так я же не «Капитанов» буду перечитывать — мне ведь «Живагу» томную придется перетереть. Раньше-то я был крепок — и Федора Панферова читал, и Солженицына, и Петра Проскурина, и даже Дудинцева. А «Цемент» Гладкова был вообще моей настольной книгой (хотя я его зря в этот ряд вставил — «Цемент», в принципе, роман скорее экспрессионистический, а не соцреалистический). А сейчас как-то ослабел. Вот пойду на следующей неделе к окулисту — пусть новые очки выпишет.

    • У меня выступление 21-го марта в Иерусалимской мэрии, вместе с Диной Рубиной, — кажется, в пол-восьмого начало. И еще два, о которых подробнее еще ничего не знаю, но одно по-немецки в Гете-Институте.

      Конечно, увидимся!

      • Изучаю твой журнал. Зашла по ссылке в Камеру хранения. Читаю стихи, твои и Олины. Боже мой, как давно я не читала поэзии. Как же это хорошо. Наслаждаюсь…
        А я, между прочим, стала финалисткой премии «Заветная мечта 2006″ (литература (проза) для детей среднего и старшего школьного возраста). Тоже неплохо. :)
        Олег, может быть, ты знаком с Томасом Решке? Он переводчик с русского на немецкий. Живет в Берлине.

        • Элечка, рад за тебя (насчет «Заветной мечты»). Ты же нам дарила книжки свои детские — очень милые.

          Решке я лично не знаю. Но он один из самых известных переводчиков с русского, даже «Федеральный крест за заслуги» в связи с этим получил. Но он еще в старые временая, в ГДР, был одним из самых известных переводчиков. Перевел все на свете, в то, числе даже «12 стульев». А что, он что-то твое переводит?

          • Нет. Просто мы с ним дружили, переписывались. Познакомились в ЦДЛ. Потом я приезжала по турпутевке в ГДР, позвонила ему. Очень классно побродили по Берлину. И когда я уже уехала в Израиль, мы продолжали переписываться. Поначалу у нас была куча переездов. Я потеряла его адрес, а он, вероятно, писал мне, но на старый адрес. В общем, потерялись.

    • Не только. Я очень люнлю Добычина, да и «Дикую собаку динго» в состоянии оценить. Не говорю уже о 19-м веке.

      Я не люблю, когда неумно, сентиментально и тривиально.
      Проще гооря, ь не люблю когда плохо.

      • Добычина кто же не любит? У Пастернака, может быть, и сентиментально (что скорее хорошо для меня), но все же не тривиально и не глупо. То есть плохо-то оно, может быть, и плохо, но плохо по какой-то другой причине.

Добавить комментарий