Конечно, была бы возможность,

надо было бы отменить все совдепские надругательства над живым великорусским — начиная с возвращения дореформенного правописания и кончая принудительным курсом исправления укрепившихся за эпоху владычества пролетариата, колхозного крестьянства и народной интеллигенции лакейских ударений и фантазийных ё-произношений (но ни в коем случае не введением поголовного ё-писания!).

Но пока такой возможности нет, будем явочным порядком исправлять уродства и хотя бы на паритетных правах возвращать в обращение красоты русского языка.

Например, любому понятно, что старая добрая библиóтека в тыщу раз лучше — благозвучней и к добрым дактилям способней — любой библиотéки и заслуживает, по меньшей мере, равноправного с ней употребления. Но следовало бы на этой основе изменить и произношение образованных по аналогии слов — например, станем говорить: «дискóтека» и «видеóтека».

Особенно последнее слово прекрасно! Без него не возникло бы нижеследующего культурно-критического двустишия:

Видеóтека
Превращает в идиотика!

и человечество много бы потеряло!

Конечно, была бы возможность,: 17 комментариев

    • Это совершенно не моя позиция и не мой ход мысли.

      Будучи общепризнанно реакционером и врагом всего светлого и прогрессивного, я призываю не от старого очищать, а скорее от нового. Да и то не методом стирания, а методом восстановления того, что этим новым было стерто.

      Разумное же и осмысленное (чему очень помогает старая орфография) использование церковнославянизмов я всемерно приветствую.

  1. картОтика)))

    - не по-русски это, ударение на соединительную «о» …

    и «е» в «библиОтека» на слух не будет отличаться от «и» в словах вроде «библиотика» «семиотика» … неудобно это всё, неловко. Не будет этого.

    Я думаю, от новояза 90-х отбиться не получится, куда там к истокам …

    • Почему «вивлиофика»?

      К началу ХХ века, к моменту начала шахматовско-большевцкой реформы «вивлиофика» была уже сильно «устар.» Я же не против развития языка, я против именно этого участка его развития и, кажется, довольно четко обозначил временную границу — начало советского периода. Точнее говоря, я за другое развитие. Это так же глупо, как и любая альтернативная история, конечно — но если мне нравится?

        • Нет, не была. Была нормальным культурным ударекием. Встречается в стихах часто, не только этого времени, но в эмигрантских 20-30 гг — стихов с вывезенным произношением. Напр., знаменитое Вл. Злобина:

          Часы Публичной библиотеки
          Сказали: половина пятого.
          Гостиный двор. В пальто на котике
          Прошла любовница богатого.

          Это вообще со многими нормами так. Поскольку их носители проиграли гражданскую войну, были убиты, уехали или спрятались, как мышки, мимикрируя под новых хозяев, их произносительные нормы исчезли, проиграли войну вместе с ними. Ну, еще один пример: áнглйский, а не английский. Эмигранты первой волны говорили так, пока не вымерли.

          Я вообще не борец за государя-императора, возвращение поместий и прочее «когда была свободной Русь и три копейки стоил гусь». Да и с чего бы? Но языка иногда жалко, вот и всё.

          • А, спасибо, не знал.

            Я вообще «библиОтека» слышал только из уст Райкина, персонаж которого говорил также пОртфель, докУменты и магАзин. А оно вон как. Спасибо.

        • Как недобитое крыло,
          Висит модель: голландский ботик.
          Оранжерейное светло
          В стекле подобных библиотек.

          Кузмин, 1927. Хотя, конечно, здесь мог быть стилистический сдвиг, раз «светло».

  2. Я согласна с тем, что следует восстановить старое правописание (но не из политических соображений, конечно, а лингвистических).

    Набоков тоже употреблял слово «библиотека» с ударением на третий слог.

    Я так говорю (не из подражания Набокову), но многие думают, что шучу.

Добавить комментарий