Радости скобарства

В этой книге впервые публикуется как проза, так и поэтическое наследие автора. Писатель, стоящий особняком в русской литературной среде 20-х годов ХХ века, не боялся обособленности: внутреннее пространство и воображаемый мир были для него важнее внешнего признания и атрибутов успешной жизни.

М.:Эксмо, 2008. Пер. 608 стр. Серия «Русская классика ХХ века»

Каталог берлинского книжного магазина «Геликон» принесла сегодня почта.

Кто же был этот автор, впервые опубликованный издательством «Эксмо» в 2008 г.? Погодите заглядывать под загиб, попробуйте догадаться.

Вот: Вагинов Константин — называется открытытй изд-вом «Эксмо» автор (книжка именует себя «Козлиная песнь»).

А вот что, например, сообщается об авторе книги «Пейте уксус, господа», выпущенной обратно в Москве (АСТ; Зебра Е, 2008)

Хармс (от фр. «charm» — обаяние, чары) — это литературный псевдоним замечательного юмориста Д. Ювачёва. …

Не думаю, что в «Геликоне» сочиняли эти аннотации — скорее всё же, как водится, переняли издательские (или оптовой фирмы). Любопытно, особенно насчет Вагинова: полагая, что пишет аннотацию на неизвестного автора, неизвестный автор создал маленький шедевр — чрезвычайно выпукло изобразил не только свой внутренний мир, но и вообще — всё нынешнее скобарство. «Внешнее признание»! «Атрибуты успешной жизни»!

Причем ведь это не новое явление — не проявление «новорусского капитализма». С точно тем же изумлением переделкинские и комаровские скобари 70-80 гг. смотрели на «не боящихся обособленности» — для них смыслом литературных занятий было (и остается) умение себя продать — тому покупателю, какой на данный момент есть. В сущности, ничего не изменилось. Те же самые люди (или их дети) снова у раздачи (или они думают, что у раздачи).

Радости скобарства: 12 комментариев

  1. я догадался:)
    хотя я знал, что «Эксмо» издало книжку, так что, может, не считается

    но мне кажется, под «В этой книге впервые публикуется как проза, так и поэтическое наследие автора» они имеют, ввиду не, что они открыли Вагинова, а что придумали напечатать стихи и прозу вместе — такой книги правда, вроде, не было раньше

    • Эта фраза все-таки означает, что в этой книге впервые опубликована проза, а также в ней впервые опубликованы стихи.

      Вне зависимости от того, что в нее вкладывалось, она это значит. Но это-то просто смешно. Интересно другое.

      • а не то, что в большом издательстве типа «Эксмо» просто есть какие-то специальные люди, которые, не особенно, задумываясь, штампуют аннотации по нескольким шаблонам?

        этого Вагинова, насколько мне известно, составляла Герасимова (она же делала и томский сборник стихов), и к ней то, о чем Вы пишете, не очень применимо.
        а вообще мне, конечно, обидно, что он довольно по-дурацки издан, но с другой стороны вполне здорово, что кто-то может пойти в магазин и его купить. и они в этой серии за очень короткое время переиздали еще кучу малодоступных прекрасных писателей — Добычина, Житкова, Эрдмана и еще много кого. понятно, что издали халтурно, но все равно это вполне здорово. Вам не кажется?

        • Да, мне тоже кажется, что есть специальные люди, которые штампуют аннотации по шаблонам. Эти шаблоны они наполняют содержанием, которое мне антропологически интересно, об этом и речь. И именно потому, что не задумываются.

          Про Герасимову речи вообще не было — даже если бы я знал, что она составляла книжку, я бы всё равно не предположил, что она же сочинила аннотацию.

          Да, конечно, это очень хорошо, что книжку можно купить — но одно к другому все же имеет мало отношения.

          Это как в советское время было: начнешь смеяться над «протестом против капиталистического угнетения у Кафки» или над чем-нибудь еще в этом роде, особенно над предисловиями советскими, а тебе: «так как не стыдно, самое главное, что Кафки, Мандельштамы и Бабели выходят, а какие к ним аннотации или предисловия… Вы же должны понимать обстоятельства!»

          Так вот, никакой охоты понимать обстоятельства у меня ни тогда не было, ни теперь нет. Что книжки выходят, это хорошо, а то, что через такую аннотацию можно заглянуть во внутренний мир марсианина — тоже неплохо. Для меня, поскольку я интересуюсь.

          Если уж говорить о книгоиздательской ситуации как таковой (хотя говорить о ней противновато после прочтения этого каталога), то — приветствуя всяческие издания «неизвестных авторов» — я полагаю довольно опасным и неприятным явлением концентрацию издательских возможностей в двух концернах. В принципе, я бы счел нормальным, если бы эти концерны занимались бульварной литературой — дамскими романыми, фантастикой, детективами, советской классикой и пр. и вообще не притрагивались к такого рода литературе. Для которой должен был бы существовать «средний издательский класс». Это оказалось невозможным, к сожалению, и теперь на доходы от каких-нибудь Улицкой, или Марининой, или Пелевина какого-нибудь они нам издают «неизвестных авторов» — снисходят. Но не бесплатно. В результате все оказывается как бы в одном контексте — и Пелевин литература, и Добычин литература. Условно говоря. Мы снова попадаем в интегральное поле советской литературы.

          • простите, Олег Александрович! у меня не было мысли, конечно, говорить Вам «как не стыдно?» :)
            мне просто казалось, что это гораздо более механистично, и что эти аннотации на совести скорее не марсианина, а робота.

            мне казалось, что это со стороны издательства вроде «Эксмо» — такая полублаготворительная акция, рассчитанная на людей, которые все равно ищут Вагинова-Добычина, но не хотят пробродить полжизни по букинистам и потратить кучу денег. (ну и отчасти — поднятие репутации) а аннотации они пишут, просто потому что что-то должно быть на этом месте — по какому-то этикету/формату.

            а какой второй концерн, кроме «Эксмо»?

            я на самом деле очень похоже чувствую на то, как Вы пишете. но мне почему-то, кажется, что с этим надо бороться. может, потому что «надо» «верить в литературу» — вроде как в то, что Добычин «с точки зрения вечности» постоит за себя, даже печатаясь в одной типографии с Донцовой и Пелевиным. хотя это, конечно, очень сложно.

            • Значит, можно заглянуть в мир роботов — это, говорят, наше будущее.
              Я же сейчас не касался того, как и каким образом возникают такого рода тексты. Не касался и причин, по которым такие книги издаются (сейчас — вообще Ваш взгляд — полублаготворительность и пр. — во многом очень любопытен, хотя я не думаю, что Вы правы). Меня интересовала информация, которую из них можно извлечь. Идея, что никакой информации из них извлечь невозможно, потому что это просто глупость и случайность, имеет право на существование, конечно, но в данном случае, с учетом разного рода другой информации и вообще общей картины, это не кажется мне убедительным предположением. Что книжные аннотации пишут люди, не способные справиться с выражением простейшей мысли (если Вы правы и имелось в виду, что впервые под одной обложкой и стихи, и проза Вагинова) тоже можно считать случайностью и ничего не говорящей ерундой, а можно — интересным показателем. Исходя из прочей информации, я не склонен считать это случайностью. Это тоже как пример.

              Второй — АСТ со всеми его ответлениями.
              Хочу еще обратить Ваше внимание, что книгоиздательские концерны в России контролируют большую часть книготоргового опта, что в принципе следовало бы запретить через ФАС.

              А «бороться» не то что надо — просто если ты живешь и не соглашаешься — то ты уже до какой-то степени борешься.

Добавить комментарий