«Новый берег», № 13, 2006

Некоторые из «Обстоятельств мест», уже знакомые читателям этого журнала.

Кстати, в журнале «Воздух», № 3, 2006, — другие некоторые из «Обстоятельств мест» (ссылки на «Воздух» дать не могу по известному свойству воздуха проходить сквозь сети не задерживаясь). Сам журнал я получил только вчера вечером от вернувшегося из Москвы Виктора Александровича Бейлиса и еще подробно не рассматривал.

Возвращаясь к «Новому берегу», настоятельно рекомендую эссе Льва Бердникова «Самодержавная модница» — о Елизавете Петровне, Императрикс Всероссийской. На небольшом объеме много забавных фактов и прекрасных цитат (напр.: “Молодость ее прошла не назидательно,” – говорил о Елизавете историк). На что не следует обращать внимания — на уничижительный отзыв автора о стихах Елизаветы Петровны. Они превосходны. Особенно же статью эту рекомендую вниманию юношей, влюбившихся в Елизавету Петровну после публикации в разделе НКХ «Отдельностоящие русские стихотворения» ее «песеньки» (а такие были!).

Чрезвычайно любопытен роман Эмманюэля Бова (Бобовникова) «Мои друзья» в пер. с франц. Ауроры Гальего и Сергея Юрьенена. Этого куска я еще не читал, но читал начало.

Больше я пока вообще ничего не читал — ни в «Новом береге» электронном, ни в «Воздухе» бумажном (хотя, если вдуматься, и он состоит из электронов, не так ли?). Потому что должен читать про (а также и самого) Роберта Вальзера, а потом немедленно писать про Роберта Вальзера. Вот напишу про Роберта Вальзера и буду читать «Новый берег» и «Воздух» — бескорыстно.

«Новый берег», № 13, 2006: 10 комментариев

  1. Все до одного влюблённые юноши ликуют!

    “Прельщаться и прельщать наружностью, менее всего помышлять о внутреннем” — это ведь в конечном счете великое смирение. Умерла в Рождество… Почему-то действительно все, кого я знал из тех, кто умер в Рождество, были если не святыми, то… неомрачёнными.
    Спасибо :-)

      • Прочитал только что — спасибо! Я очень русскую силлабику люблю — она какая-то такая румяная :-)
        Уже начиная с середины XVIII века всё стало умнеть и бледнеть; чудо Пушкина, наверное, ещё в том, что он — как самый умный — сберёг румянец.

        А Собакин явно был влюблён в Елисавет: он её для меня, будем считать, воскресил, а делать это могут только стихи влюблённых :-)

      • Трудно сказать…

        Многим и многим поколениям предков «христианина по происхождению» обряд задавал разметку времени: пост, праздники, причастие, и какие-то следы рождественской радости как сАмой большой детской радости (и взрослого «Уф-ф! Прожили год, слава Богу!») — у европейского человека в крови.
        Так что, может быть, «лёгким» («светлым») людям, даже если они христиане только по происхождению, удаётся как бы разжать кулаки, почувствовать: «Уф-ф! Прожил жизнь, слава Богу!» — и согласиться с этим — именно в Рождество.

Добавить комментарий