Картины жизни

22 апреля. в день рожденья Ленина, выступали в истинном Ленинграде — г. Цюрихе. Там нам и домик показали, где он жил (бабушка показывавшей, швейцарская коммунистка, освободила квартиру, поскольку выехала за город вместе с пролетарскими детьми, с целью их оздоровления), и скамеечку у церкви, где он книжечку читал, и кафе «Одеон», где он кофий кушал. Впрочем в кафе «Одеон» все кофий кушали, и мы тоже. Но ничего, связанного с Лениным я фотографировать не стал — не из ненáвисти, а из неискоренимой скулосводящей скуки, с детства возникающей при простом упоминании этого имени.

Лучше покажем дом, где жил Иоганн Каспар Лафатёр — знаменитый швейцарский писатель, богослов и ученый, изобретатель физиогномистики. Вероятно, единственный в мире человек (хотя вряд ли, всё на свете когда-нибудь повторяется), посвятивший стихи собственному убийце. Лафатера убил французский революционный/наполеоновский солдат, которого он пытался увещевать, дескать не надо мародерствовать. Вот ведь был ученый человек, а дурак: зачем же делаться революционным солдатом, если не мародерствовать? Перед тем, как умереть, Лафатер завещал солдатика не искать и не наказывать, если он сам найдется, и сочинил стихотворение «Гренадеру N, который меня застрелил».

Мне он интересен в связи с, конечно, Карамзиным, но и с Якобом Михаэлем Рейнгольдом Ленцем, которым я давно интересуюсь.

Вот дом, где жил Лафатер:



А вот вид из переулочка на «материнскую церковь протестантизма» — в смысле, отсюда пошло цвинглианство. Цвингли тоже неподалеку жил, но что нам Цвингли?


А это «материнская церковь дадаизма» — Кабаре «Вольтер», где он был изобретен:
с одной стороны:


…и с другой стороны (у здания два входа):


Здесь же помещается т. н. «золотой пуп мира». Г-да дадаисты, хоть и были, в основном, товарищами дадаистами, не знали, где всего круглей земля. Потому что где Земля всего круглей, там и пуп мира находится. Могли бы спросить у Ленина (ему там неподалеку лежать). Или у Джойса.



Кстати о Джойсе: вот «уголок Джойса» в знаменитом цюрихском ресторане «Кроненхалле». Фотографировать не разрешили, но было уже поздно. И наши ягодицы встретились с лавкой, которой касались ягодицы Джойса! Шоколадный мус со сливками был превосходен. Джойс его тоже ел. В этом ресторане по стенкам висят Шагалы и Миро. Официантка, притащившая две кастрюльки (с мусом и сливками), сообщила (по-русски — с акцентом, но совершенно свободно), что вот там, где мы сидим, как-то сидели втроем Шагал, Солженицын и Ростропович (похоже на начало неприличного анекдота). Я поджался и ото всей души понадеялся на Шагала или, в крайнем случае, Ростроповича подо мной.



А вот и ваш корреспондент, эдакая блатота в кепке:



Ольга Мартынова:



Кстати, чтение прошло очень мило. Ольга Мартынова читала эссе из недавней книжки «Zwischen den Tischen», а ваш корреспондент стихи из еще более недавней книжки «In zwei Spiegeln». Вот мы с Ариной Ковнер, основательницей и руководительницей общества «OKNO», в котором мы выступали. По совместительству — владелица одной из лучших в Европе коллекций современного искусства, в первую очередь, советского «второго авангарда».



Вроде всё.

Добавить комментарий