Небольшие романы — 12

О ЖЕНЩИНАХ


Женщины бывают, в основном, такие:

1) хорошенькие кривоногие барышни с умными лицами;

2) дамочки с четырьмя глазами: два обычных, круглых, удивленно-синеватых, и два в носу, маленькие и черные — над узкой и слегка встопыренной верхней губой. И удлиненное серебристо-чешуйчатое гузно, как у павлина (в юбке, разумеется);

3) прекрасные могучие девы, тяжелогрудые и шепелявые, седеющие длинными желтыми прядями, как плакучие березы. Но коня на скаку не остановят, разве что пони;

4) московские демократические писательницы с лицами харизматических продавщиц. Коня на скаку остановят, но по незнанию, что с ним делать и куда его запродать, отпустят дальше скакать.

Все остальные виды женщин встречаются редко и не в наших широтах. Ими можно пренебречь, как они пренебрегают нами.

Небольшие романы — 12: 4 комментария

  1. Олег Александрович, ЛЮБЛЮ Вашу книгу «Заполненные зияния», практически ВСЕ живущие в ней поэты (кроме Николева) были для меня открытием. Вы подарили мне поэзию Алика Ривина! За это и поклониться Вам можно.
    Но здесь, «воля Ваша, что-то Вы неладное выдумали…» Разве можно женщин (загадку) — взять и…классифицировать? Да еще так пренебрежительно… словно «объекты»…Сразу вспоминается «Человек ли женщина?»
    Обидно мне, уважаемый Поэт, за прекрасных дам, да еще и — нет меня в Вашем списке:) Я — москвичка (это сейчас не так страшно и вульгарно, как Вы думаете) и даже писательница ))) Но — на продавщицу лицом непохожа, за что бываю от продавщиц ругаема…
    Зря Вы так о нас — о людях. Это вообще сексизм.
    А в остальном — удачи, удачи Вам!

    • А борхесовские классификации Вы читали? А шутки женщины понимают? Или употребление слова «сексизм» уничтожает врожденное чувство юмора? Само по себе, как хлорка микробы в бассейне. Надо будет и об этом «крохотку» написать.

      Я очень рад, что «ЗаЗи» Вам нравятся и полезны. В 6-м «Новом мире» будет огромная статья о Вс. Петрове и Павле Зальцмане — «Одноклассники».

  2. Да. И «включенных в эту классификацию». Я не написала бы Вам ни слова, ни полслова, если бы не была потрясена Вашей книгой, и прежде всего — Вами, её лирическим героем. Влюбляясь в Ваши миры, слегка одурманиваюсь и могу изъясняться не слишком связно. В предыдущем послании написала явную глупость (знаю, что не одну): выходит, что я до 2013 года не читала ни Лившица, ни Бродского, ни… )))
    До сих пор у меня в голове… да не в голове, в музыкальном сознании — Ваши стихи с персонажем-Вольфом, с их последней — созидающей — строчкой-словом. Кстати, Вольфа Вы мне тоже открыли (в своё время прочитала «Туесок нарциссизма», но, будучи натурой патетической, отвергла такую поэзию).
    То, что Вы пишете о «медиумах», «язык освоил Гора» — это гениально. Хотя кто-то может возмущаться: «Уж я-то вырастаю сам из себя (и своих предков) и ничему «чужому» меня не освоить».
    То, что Вами сказано о советской культуре — должно быть настойчиво рекомендовано к прочтению, и особенно — людям, до сих пор живущим сказками прошлого.
    У Вас редкий дар видеть лучшее в поэтах; иногда Вы их даже «улучшаете» (вероятно, приводя стихи по памяти).
    Для меня Ваша книга — событие года. Но, к прискорбию, есть в прекрасном Вашем мире внутренне тяжкое… что меня не радует, хоть в книге, хоть в настоящей Классификации и в Вашем любезном комментарии. А именно: раздаваемые Вами пинки не всегда выглядят оправданными. Порой они кажутся наносимыми «объекту» исключительно ради красного словца. Ваши «кинжальные слова» убийственно точны. Но где заканчивается яркая игра слов и ума — и начинается печальная озлобленность на мир (на всё, что не-я)? Мне хочется чуть больше Милосердия, пусть даже в ущерб Вашему блестящему юмору. И не потому хочется Милосердия, что посреди свирепо-соревновательных мужских игр я — Weib, но ради более общих задач искусства («ему же одному поклоняйся и служи»). Изощренное издевательство над себе подобными, вероятно, заложено в природе человека; но оно не может являться задачей искусства.
    Верую, что Вы меня поймёте. Очень радуюсь Вашему существованию. Жду и «крохотки», и не-крохотки. Буду читать всё, что ко мне попадёт.
    Мария Гордеева

    • Ну, дорогая Мария, выше себя не прыгнешь — меня еще в средней школе корили, что-де ради красного словца и мать, и отца. Хотя я с этим категорически несогласен — свойство к заострению словесных формул у меня действительно есть, но я никогда не говорю и не пишу того, что не думаю. Т. е. так не бывает, что мне тексты чьи-нибудь нравятся, но подвернулось подходящее издевательство и я не могу удержаться. Что бы я ни писал о коллегах, исходным и определяющим является личное восприятие их текстов. Мне кажется, это этически самое существенное.

      Пинки… Ну пусть будут пинки. Я всегда мечтал стать футболистом, вероятно, это затверженное движение ноги. Я думаю, право высказать свое мнение о любом коллеге (я подчеркиваю, личных оскорблений я никому не наносил, речь всегда шла о текстах и стоящих за ними картинах мира в их историческом развитии) есть оборотная сторона способности к восхищению — другими коллегами. Сказать, что мне не нравится все, что не я — было бы откровенной неправдой, ничем не подтверждаемой. Кроме меня, все не я, а восхищает меня многое.

      На презентации «ЗаЗи» в Москве я говорил, что эта книжка — осуществленное право на свободу индивидуального мнения — свободу ДЛЯ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, за что я очень признателен издательству.

      В остальном, — новые публикации обычно анонсируются в моем фейсбуке и/или в этом блоге. Здесь же есть все новые стихи. Романы не рекомендую читать по кочующим в Сети журнальным редакциям, они не отредактированы. Разве что книги подвернутся. В «Звезде» в прошлом году была новелла «Неизвестное письмо писателя Л. Добычина Корнею Ивановичу Чуковскому» — могу ее рекомендовать как свою «новую прозу». Только что окончил сочинением новую новеллу — «Неизвестное письмо писателя Я. М. Р. Ленца Николаю Михайловичу Карамзину», но где и когда она будет, пока неясно.

      Всего Вам доброго

Добавить комментарий