К делу Ларса фон Триера

В августе 1998 года я, в качестве куратора литературного общества «Утконос», организовывал вечер Дмитрия Волчека (его стихи мне тогда нравились).
Волчек, однако, стал читать не стихи, а прозу, причем довольно провокативную. Со мною рядом сидел мой тогдашний приятель, молодой поэт Е., человек очень даровитый, но крайне неуравновешенный (из-за чего его дар так и остался, на мой взгляд, недопроявленным). Видимо, в этот момент Е. находился в состоянии обострения. Он все время ерзал, подпрыгивал и шептал мне, как бесят его рассказы Волчека.
На беду, после чтения на эстраду поднялся поэт А.Т.Драгомощенко и начал комментировать только что прочитанное. К сожалению, сделал он это в не самых удачных выражениях: прозвучала фраза о позитивном влиянии на творчество Волчека эстетики Третьего Рейха.
И тут Е. сорвался с места и бросился на Драгомощенко. И, кажется, даже успел коснуться его горла. Поскольку он, то есть Е., имел обыкновение брить голову наголо (и при этом был юношей рослым и видным — при всей своей душевной хрупкости), впечатление можно себе представить.
Дальше помню только одно: я вывожу, то есть выволакиваю своего приятеля из зала, а он вполоборота орет:
- Пидоры, вы хоть понимаете, что сделали бы с вами в Третьем Рейхе!

Разумеется, это история получила совершенно ложное освещение в прессе. Я пытался протестовать, но…

Но через несколько дней наступил Дефолт. И всем стало не до того.

К делу Ларса фон Триера: 5 комментариев

Добавить комментарий