Еще из Лосева, или — о моей нелепой ошибке

При дальнейшем чтении книги Лосева о Бродском обнаружил, что в свое время написал глупость в рецензии на «Книгу рая» Ицика Мангера.

Вот что написал я:

Здесь уместно вспомнить и о том, что земляком черновчанина Мангера и поклонником его поэзии был Пауль Целан, а с другим гением суггестивной лирики, Диланом Томасом, Мангер познакомился в Лондоне и лаконично написал об этом знакомстве друзьям по-английски: «He can drink, but as a poet I am better». (С Уинстоном Оденом он, думается, скорее договорился бы о стихах, но тот уже покинул Англию, к тому же был непьющим)

У Лосева между тем приводится письмо Бродского 1972 года с восторженным описанием алкогольного распорядка дня Одена. Понятно, что русского поэта восхитило не количество (он только что из России!), а разнообразие (Оден пил каждый час другой напиток) и способность пьянствовать, не отходя от пишущей машинки. Но, в общем, даже по критериям Дилана Томаса и Мангера Оден был… вполне, вполне.

А с чего я собственно, взял обратное?

Во-первых, стереотипы: «думали, еврей гей, а оказалось, пьющий человек».
Во-вторых, представление о том, что обладатель ясной, логичной поэтики алкоголиком быть не должен. Что опровергает пример самого Мангера.
В-третьих, ну не могут же два великих английских поэта одного поколения обладать одной и той же слабостью.

Оказывается, могут. Прав был Максим Максимович в отношении просвещенных мореплавателей и изобретателей сплина.

Еще из Лосева, или — о моей нелепой ошибке: 5 комментариев

  1. Иския в октябре (1993)

    Когда-то здесь клокотал вулкан.
    Потом — грудь клевал себе пеликан.
    Неподалеку Вергилий жил,
    и У.Х. Оден вино глушил.

    Теперь штукатурка дворцов не та,
    цены не те и не те счета.
    [...]

  2. сбивчиво, мельком

    хорошо подмечено. Припоминается Лотман с его обширностью «того пространства, которое отводится в культуре… семиотике вина и любви. Поэзия превращает, например, употребление вина… из физио-химического и физиологического факта в факт культуры». Когда «думали, еврей/гей, а оказалось, пьющий человек» — т.е. речь идет о ритуальном пороке.

  3. Восхитительно.
    Меня восхищает не любовь поэтов к вину, а неповторимое разнообразие человека — в котором найти можно все, и в котором соединиться может самое несоединимое.
    Человек потому важнее всего (народа, культуры), что он сложнее всего (народа, культуры)

    Я неисправим, наверное

Добавить комментарий