Поздний «совок»

Для меня совершенно очевидно, что в 1970-1980-е годы в России (или недавними эмигрантами из России) создавались великие произведения искусства. Прежде всего они создавались в андеграунде. Иосиф Бродский, Елена Шварц, Саша Соколов и проч. в литературе. Михаил Шварцман, и, скажем, Александр Арефьев в живописи. Уствольская, или Шнитке, или Эдисон Денисов в музыке. Об отдельных именах можно спорить, но о какой эстетической зоне идет речь, в общем, ясно. И здесь, в области непринятого социумом «высокого искусства для немногих», эпоха вполне «конкурентоспособна».

С другой стороны, существовало народное, массовое искусство. Здесь мне тоже если не все, то очень многое нравится: сериалы вроде «Семнадцати мгновений весны» или «Места встречи», самые непритязательные песни Высоцкого («У нее, у нее на окошке герань…»), комедии Гайдая (особенно «Брильянтовая рука»). А также фольклор, граффити и проч., смыкающиеся в стихах Олег Григорьева, или совсем раннего Горбовского, или Игоря Холина с высокой культурой через голову культуры среднеинтеллигентской.

Вот именно с ней — с культурой для средних слоев интеллигенции — проблем больше всего. Окуджава, братья Стругацкие, Эльдар Рязанов, «Девять дней одного года», «Доживем до понедельника», даже Давид Самойлов или Юрий Казаков (при всех охотно признаваемых достоинствах) — все это в большей или меньшей степени раздражает. Что именно раздражает? «Роскошь полузнаний» в сочетании со страстной гордостью этими полузнаниями; социальное чванство в сочетании с тайным комплексом неполноценности; провинциальная претенциозноть; и — везде и всегда — неизменный кукиш в кармане… В диссидентской словесности кукиш из кармана вынимается, но это получается еще хуже: если у человека рука в кармане, всегда есть крошечная надежда, что там бриллиант раджи, даже если ты почти точно знаешь, что там кукиш (на этом построен художественный эффект Юрия Трифонова). А если кукиш вынут и предъявлен — увы!

Что же, несмотря на это, из «средней» (не совсем элитарной, но и не народной) советской/антисоветской культуры 1960-1980-х для меня остается? Вампилов, несомненнно. Искандер. Битов с оговорками (в том числе касающимися его принадлежности именно к этой зоне). Может быть, Довлатов, но не уверен. «Комиссар» Аскольдова. Как ни странно, у Тарковского-режиссера, несмотря на гениальные стихи его отца, остается, пожалуй, только «Зеркало». И как минимум столько же — как минимум один фильм («Неоконченная пьеса…»)остается от Никиты Сергеевича Михалкова. Это стоит помнить сейчас, после всех его пакостей и неудач.

Поздний «совок»: 77 комментариев

  1. Извините, пожалуйста, а можете вот это:

    > что там кукиш (на этом построен художественный эффект Юрия Трифонова)

    развернуть чуть подробнее? Интересно, почему так считаете.

    • Это либо само собой понятно, либо потребует очень подробного анализа текство для подтверждения. Но возьмите любое произведение Ю.Т. — там же постоянные сюжетные лакуны, недоговоренности, хронологические скачки, и это очень интересно, пока не понимаешь, что автор имеет в виду, что герои сидели и т.д. — И ТОЛЬКО ЭТО.

      • Я вот недавно перечитывал классика английской литературы Джона Голсуорси. Так вот, в его «Саге о Форсайтах» имеются такие лакуны, до которых Трифонову, как до луны. Достаточно сказать, что в повествовании, охватывающем период с 1886 по 1926 год, полностью выпало такое событие, как мировая война. Повествование прерывается в 1901 году и возобновляется в 1920. Но я что-то не встречал у английских критиков упреков по адресу Голсуорси, подобных Вашим к Трифонову.

          • Ну что нового мог добавить Трифонов к тому, что уже было написано на эту тему Варламом Шаламовым?
            Ничего. Потому он и оставил лакуны. В данном случае это свидетельствует только о том, что Трифонову не изменил литературный вкус.

          • Это ответ вне исторического контекста. В то время мотивировка была одна и простая — цензурная.

          • Я думаю, что не все так просто с мотивировкой. Писать на лагерно-тюремную тему после В.Шаламова, с произведениями которого Трифонов, несомненно, был знаком, равносильно тому, что писать про войну 1812 года после «Войны и мира» Л.Толстого. ТАК уже ни у кого не получится.

          • Я тоже так думаю, но для той эпохи и того круга Шаламова, в сущности, не было.Был Солженицын.

          • Прости, но это неточность.
            Был, конечно.
            Но Шаламов писатель, а Солженицын — социальное явление — пророк из бездны. И даже отчасти одобренный — ибо и на высоких ступенях русский национализм имел достаточно сторонников. А Шаламов — воссоздатель ужаса — не то, что вверху, но и в середине имел немного поклонников — мало кто хотел вспоминать, больше хотели забыть.
            Потому Шаламова не было в обсуждении (печатном), не было промоушена. Но на кухне конечно был.

          • Да, это упрощение. Шаламов был, более того, к концу 70-х он стал на «западнических» кухнях рассматриваться как явление более «идеологически правильное», чем Солженицын,
            но он не рассматривался как возможная модель для такого писателя, как Трифонов — лауреата госпремиии и т.д.

            Но это не имеет отношения к делу. Я хочу сказать, что Трифонов «держал в уме» ровно то, что цензура запрещала, а больше ничего он в уме не держал. Что его секреты точно соответствуют запретам эпохи, а тайн у него нет. Простенькая мысль, а — не понимают!

          • Нет, понять как раз могу — ну с соглашением, что не все и не всегда — он все таки художник.
            Но все таки и член Союза, и лауреат и все такое. И периолдически врал самому себе(кажется!) — не без того.

          • Да, забыл, хочется вдогонку съехидничать.
            Солженицын, большой поклонник Достоевского, — спародировал ситуацию из Достоевского. Правда, вещал не из крокодила, а выбравшись из крокодила — но вовсю крокодила эксплуатировал.
            И получилось, что Достоевский вроде наврал — да зато спророчествовал

  2. Возможно, Вы не согласитесь, но мне кажется, что именно «средняя» культура отчетливо обозначила бытие в пространстве полуправды как проблему. Достаточно вспомнить хотя бы фильмы-притчи по пьесам Г. Горина. Это ведь отнюдь не «фига в кармане» — скорее, осознание ограниченности своего культурного горизонта при явном бессилии его расширить. То же справедливо и по отношению к С. Довлатову, гл. в кот. — отнюдь не балагурство, но мучительная неспособность отделить себя от вязкой реальности «совка». В этом смысле «средняя» культура, возможно, более «драматургически» насыщена, богата нерешенным, чем культура «высокая». Именно потому, что она «полукультура».

    • Исторически — может быть, а сейчас меня, конкретного человека, он некоторых вещей в фильмах по пьесам и сценариям Горина воротит.
      Кстати, я забыл назвать одно «среднеинтеллигентское» произведение позднесоветской эпохи, которое мне безусловно нравится, несмотря на весь эзопов язык. «Покровские ворота». Но там дело в прекрасной игре актеров, однако же и в тактичности драматурга и ражиссера. Бывшая жена Хоботова, которая предпочла ему пролетария, но и его не хочет оставить в покое — это, конечно, и советская власть тоже; но на такой тратовке особенно не настаивают. Ср. «О бедном гусаре….», где как обухом по голове внушается противопоставление подлых агентов Третьего отделения, под которым разумеется КГБ, свободолюбивым гусарам, под которыми разумеются советские очкарики.

    • извините, что вклиниваемся.
      проблему-то они обозначили, но убери эту проблему и оказывается, что ничего кроме этого, то есть никаких художественных задач, в результате подобного творчества решено не было. то есть с точки зрения вечности люди просто крохи или не крохи своего таланта потратили на пустоту.ну, уберите Ленина с денег. наверно, показал как мог фигульку. а кому это надо?!только грех на душу взял.

  3. А может виновато время

    Окуджава, братья Стругацкие, Эльдар Рязанов, «Девять дней одного года», «Доживем до понедельника», даже Давид Самойлов или Юрий Казаков (при всех охотно признаваемых достоинствах) — все это в большей или меньшей степени раздражает.

    Вполне возможно, но есть гипотеза.
    Может виновато время. Можент раздражает эпоха и поколенике? А авторы просмто то самое зеркало, на которое неча пенять?
    А «социальное чванство» — это видимо ощущение ибранности ( или я понял неверно)?
    Если верно, то у Евтушенко — согласен, а вот насчет Окуджавы и Самойлова…я лично не ощущаю, может также из-за провинциализма, полузнания и претенциозности — весьма может быть.
    Но «страстной гордости полузнанием» у Самойлова и Окудажвы — даже и представить себе такого не могу

    • Re: А может виновато время

      У Самойлова в поэмах и стихах типа «Пестель, поэт и Анна» (слабейшей части его наследия).
      У Окуджавы скорее щегольство «утонченностью», иногда ведущее к нестерпимой красивости («Музыкант в лесу под деревом наигрывает вальс, он наигрывает вальс то ласково, то страстно….»).

      • Re: А может виновато время

        Ну, мне кажется, что судить поэта как и любого творца, нужно по его достижениям, а не по неудачам. А в случае Окуджавы как и у Высоцкого текст ведь не существует в отрыве от неповторимо индивидуальной манеры произнесения — когда это поет Окуджава, я (опять же читстая вкусовщина)никакой манерности не ощущаю — искренность произнесения изменяет восприятие — ИМХО
        Если уж так подходить, то сколько стихов Высоцкого окажутся неидеальными — в отрыве от произнесения.

        Но главное не в этом.
        Ведь весь пакет обвинения будет адресован не Самойлову и Окуджаве, а Стругацким и Рязанову — так наверное точнее. Ведь это они выразили «совка», я верно понял?

        Вот для меня центральной является именно проблема «совка»: господа сорокалетние и даже пятидесятилетние, а у вас нет ощущения, что может это вы не все там разглядели в эпохе 60-х и даже отчасти 70-х? Вот мне кажется так
        И что некоторое чванство заключено в самом термине — «совок»?

        Потому что сколько бы мне женщина ни объясняла, что она ощущает при родах, я все равно мало что пойму — некоторые вещи можно понять, только их пережив.
        И что надо отучиться в сталинской школе, чтобы понять выход из сталинизма — «не умом, а поротой задницей» — хотя в данном случае имеет место вовсе не страх, не в нем было дело

        • Re: А может виновато время

          Слово «совок» я употребляю в кавычках, как бы не «от себя».
          В отношении Самойлова я сделал важную оговорку. Он объективно хороший поэт, хороший русский поэт второго ряда, а это — огромная честь: быть русским поэтом второго ряда. Но и в нем это есть, к сожалению. Особенно это видно в его дневниках.

          • Re: А может виновато время

            Особенно это видно в его дневниках
            Вот-вот. «Это». «Это» и есть время.

            Мой отец был очень достойным человеком. Пришел босиком в город в 14 и дослужился до завкафедрой. Смело воевал. И будучи секрктарем парткома категорически отказывался ставить двойки верующим (а требовали поставить) т.к. считал что падение нравов вызвано исчезновением веры.
            Я видел его плачущим два раз в жизни.
            Первый раз — когда мне было шесть лет. Я лежал в больнице с общим сепсисом и мне предстояла трепанация черепа. Перед операцией меня поднесли к окну — внизу стоял отец, махал мне рукой, улыбался и плакал. Потом узнал: ему сказали, что жить будет — пятьдесят на пятдесят, но слышать точно не будет

            Второй раз в жизни я видел как он плачет в марте 53-го, в день похорон Сталина. А у него в 33-м умерли мать и сестра.

            Совок. И Самойлов совок — в дневниках видно…И Окуджава.
            Так почти все, кто с фронта пришел, в чем-то неизлечимы — такое вот дело

          • Re: А может виновато время

            Проблема в структурах мышления. Они остаются неизменными при перемене идеологии. И тут не только в поколении дело: это и у многих людей вашего или нашего поколения налицо. Впрочем, это долгий разговор.

            Но я никого не обвиняю. Я просто фиксирую свои фобии. Не исключено, что это своего рода Selbsthasse.

          • Re: А может виновато время

            дело не в обвинениях.
            А именно в отсутсвии взаимопнимания близких эпох.
            Моя сестра моложе меня всего на 10 лет — и это уже совсем иной человек.
            Я не знаю, как это объяснить, но дело не в структурах мышления, а в ощущении мира.

            Вот очень маловысокохудожественные произведения «9 дней одного года» и в еще большей степени совсем слабая художественно «Далекая радуга» зафиксировали некое ощущение — его потом уже не было.
            Вот эти персонажи абсолютно ходульны — но СОВЕРЕШЕННО НЕ ВЫДУМАНЫ

            Это-то и самое удивительное.
            Был взрыв ощущения свободы и всемогущества — и была огромная вера.
            Это не от молодости, я молодым еще очень долго был и много после, и оставался молодым, когда это ощущение уже умерло. Оставаться молодым — это внутрення уверенность, что если на меня наедет автобус, то он поломается, а я пойду дальше — так я таким был аж до сорока пяти где-то.
            И слой был очень узкий, я таких людей в Киеве уже не обнаружил вовсе — Москва, Ленинград, Новосибирск — и почти все.

            Вот мне трудно объяснить, какая была огромная вера — и это после 20-го съезда и даже после устранения Хрущева еще немного продержалось. Вера в то, что вот нормальные люди — это те, что изображены в «Далекой Радуге», и если хорошо поработать, то таким станет большинство
            Но знаешь следующее поколение вот моя сестра — это уже были «люди без груди».

            И возвращаясь к теме — вот мне кажется, что вы как поколение не улавливаете именно этого ощущения и даете совсем неверные толкования тому, что нам было и без толкований понятно.
            И вовсе не к ОН СИДЕЛ сводится смысл недоговоренного (Трифонов кстати веру потерял вовсе и много раньше, он был трезвым).

          • Re: А может виновато время

            Ну да, «коммунарство». Я понимаю, о чем Вы. Этого мы действительно в чистом виде не застали, но в трансформированном виде это долетело еще до моего младшего брата (1972 г.р.). Мне просто в силу человеческого склада это было изначально чуждо.

          • Re: А может виновато время

            Ага, «коммунарство» и еще «прогрессорство» — Жутко старая и жутко соблазнительная идея, что если будут думать правильно, то и моральными будут и счастье будет для всех — так ведь еще Сократ. И цикута. И потом еще Иисус — и крест. И все прогрессорам не ймется. Потому что не только Маркс и Ленин, но и учитель из «Доживем…» и физики из «9 дней..» они ведь тоже прогрессоры.

            Но тебе это изначально чуждо — но отсюда ведь и некое искажение восприятия. Т.е. анализ у литераторов как и у математиков, он ведь следует за образом, а не предшествует ему. И если образ искажен неприятием, то и анализ не вполне объективен ( а ведь у Стругацких прогрессорство терпит крах…может стоило учесть?)

            Т.е. из этой эпохи ценны тебе откровенные скептики (Бродский, Довлатов, Искандер) — вера и даже крах веры — отторгаются.
            А тут как раз стоило бы покопаться -ИМХО, но надо хоть чуть-чуть и самому верить в прогресс и прогрессорство — ну хотя бы в прошлом.

            Я в 79 после вторжения в Афган полуспровоцировал свой полуарест — чтобы там написать свой проект спасения СССР — я потом узнал, что нас таких идиотов было около тысячи и все почти в КГБ шли, в ЦК уже никто не верил.
            Вот оцени реальность этого слоя

            Так что мне все-таки кажется, что отторгаются некие приметы времени, и авторы, отмеченные такими приметами.
            А придать этому аналитическую форму — ну это можно конечно. Только неинтересно — важнее уловить образ — ИМХО такие радостные и образованные, спортивные — Иисусики

          • Re: А может виновато время

            На дачном досуге подумалось…

            Да, я не очень люблю прогрессора как тип. Верю в его искренность, отдаю ему должное. В иных условиях он ужасен (Вы читали письма молодого Аркадия Натановича юному Борису Натановичу, 1949-1953 годов, где он призывает его стучать на однокурсников, «гнилозубо хихикающих над…»?). Но — я знаю одного человека, выросшего на романах АБС, стопроцентного прогрессора по духу; так вот, если с ним что-то случится, русская литературная жизнь в наиболее интересном для меня сегменте наполовину прервется.

            Но не люблю. И утопий не люблю.

            Но вот ведь какое дело: утопии 1920-1930-х годов и их рыцари мне — очень интересны. А почему? Дело в том, что я такой человек, что меня всем чем угодно можно заинтересовать — качеством текста. Сложностью и выразительностью образной и языковой работы. И коли ТЕ утопии, их крах, борьба вокруг них вдохновили писателей на создание «Чевенгура», «Зависти», «Торжества земледелия», то и мне они интересны.

            То есть зависимость обратная.

          • Re: А может виновато время

            Я не читал писем Стругацких, я вообще за очень малым исключением писем и дневников великих не читаю.
            Эпизод ужасный. Но могу лишь повториться — есть опыт, почти не передаваемый в словах. Нужно вырасти в сталинской школе, чтобы понять, что это такое. И как из этого потом выходить.

            И при том — это была жизнь с верой, у лучших с совершенно подлинной верой, даже после того, как главный миф с грохотом рухнул. А у следующего поколения ужзе не было веры, зато была жадность. Нет я никого не сужу, это ведь тоже наследие сталинизма, уже в отторжении. Просто цинизма вокруг сейчас так много, что он становится почти столь же трудно переносим, как советская ложь.
            Пишу к тому — я вот только что прочел статью Юрьева в Камере «Действительно..» — что вот Стругацкие и Окуджава, безусловно относимые ко второй культуре, уходят в историю, и может отношение к ним изменится — когда они станут из современников памятниками. И их начнут судить исходя из их времени.

            Да, как-то мне было сделано предложение насчет твоей книги — так вот набрался нахальства сказать, что был бы конечно очень рад. И еще больше был бы рад «Золотому веку» — хотя бы в электронном виде — уж прости мое нахальство

  4. Вряд ли «Комиссар» останется — довольно пошлое кино, по-моему, несмотря на хороших актеров и пр. Хотя именно из сов. кино останется, возможно, больше всего.

    Что касается Трифонова — его простые недомолвки, простые с высот нынешнего всезнания, возможно, привлекали советских мотыльков. Но Трифонов велик, естественно, не этим, а отчаянием и безвыходностью. Я иногда перечитываю «Обмен» и всякий раз в этом убеждаюсь. Это отчаяние не советского человека, а человека вообще, во всяком случае, мужчины.

  5. Валерий, дочитать комментарии не смог (потому что читать это подряд невозможно), так что, может, кто-то уже сказал до меня: помилуйте, откуда эти градации и почему так? Почему Окуджава и «Доживем до понедельника» для средних слоев, а Высокий (непритязательные его песни) и «17 мгновений» — народное искусство? Кто это распределяет? И где кончается «средний слой», а начинается народ и масса? И, кстати, не скажете ли; «средний слой» чего? Уж не народа ли, не массы ли? Ужас какой, оказывается. Ведь стоит усомниться в классификации, как становится зыбким и случайным все то, о чем вы говорите. С уважением, впрочем.

    • > откуда эти градации и почему так?

      А градация строго построена по единственному признаку: ангажированности/неангажированности авторов к советской власти. То есть, по политическому признаку. При этом личные политические взгляды определяють какой конец шкалы «плюс», какоц «минус». Вполне марксистский подход к культуре 8)

        • > «»Роскошь полузнаний» в сочетании со страстной гордостью этими полузнаниями; социальное чванство в сочетании с тайным комплексом неполноценности; провинциальная претенциозноть;»?

          Не понимаю как вы Самойлову всё это можете приписывать. Полузнания? Провинциальная претенциозность? Тайный комплекс неполноценности???

      • Вроде как расслышиваю Вашу иронию. Однако и тут — сомнений много, хоть бы и марксистский. Отчего бы считать Окуджаву более ангажированным, нежели Высоцкий? И в чем независимость от советской власти фильма «17 мгновений» в сравнении с фильмом «Доживем до понедельника»? Мне кажется: здесь механическая реанимация оппозиций, которые в современной действительности не существуют и, стало быть, не работают. Да и сколько можно?

        • > Отчего бы считать Окуджаву более ангажированным, нежели Высоцкий? И в чем независимость от советской власти фильма «17 мгновений» в сравнении с фильмом «Доживем до понедельника»?

          Вот-вот, эмпирический направленные литератироведы-социологи могли бы искать обьективную, вычиляемую, может быть — статистическую «меру ангажированности». Конечно, здесь механическая оппозиция. Но эта оппозиция реально существует во мнения разных людей.

          Да эти оппозиция продолжають активно работать.

          Например, свежие сообщения The New York Times о смерти Вознесенского:
          http://www.nytimes.com/2010/06/02/books/02voznesensky.html?fta=y
          http://www.nytimes.com/2010/06/07/opinion/07mon4.html
          Все построено в канонических рамках, т.е. по оси советичости/антисоветичности.

          - -

          Брильянтовая рука
          Рука в кипсе, а там кукиш?

          Литература и кукиш. Раз тема кукиша так важна для русской литературы, не постройть ли кому-то из литературоведов более обширную теория? Или это уже сделана (Михайлом Лотманом)? Пушкин и кукищ (власти)? В этом плане фильм Гайдая должен быть знаковым для всего Советского периода.

          • «Реально существует во мнении» — ну да, поскольку мнения реально существуют. И не более. Но эта оппозиция уже ничего не отражает, кроме самой себя, то есть существования ушибленных советской властью.
            Реальность же сложнее. Например, такая.
            Помню на советской кухне спор интеллигенции (год легко восстановить по годам издания упомянутых романов). Тогда как раз вышли подряд (не помню, какой раньше) «Печальный детектив» Астафьева и «Свидание с Бонапартом» Окуджавы. Интеллигенция была за «Печ. детектив». Одного эстета, сторонника Окуджавы, шельмовали (я был сторонним наблюдателем). Окуджава тогда казался эстетом и чистым искусством, ангажированным был Астафьев. Интеллигенция вообще предпочитала деревенщиков.

        • Простите, но мне кажется, что Вы не там делаете акцент.У Валерия деление не в плоскости соглшашательства-неприятия. У него неприятие вызывает интеллигентская «сопливая» стилистика больше, нежели содержание.
          За которой чудится позиция просителя и соглашателя, хоть и неартикулированная — соглшашательство в стилистической сфере подразумкевает общую с властью систему ценностей и язык. А возражения власти высказываются только в средствах при согласии с целями.

          Я позволил себе вольную интерпретацию причин, и она действительно моя, у негор может все иначе.
          Но центральный пункт — отторжение советской литературы определенного периода и опредленного идейного направления как стиля — так я воспринял его пост.

          И соответственно классификация идет стилистическая, а не содержательная.
          а уж приписывание знаковым фигурам этого направления всех смертных грехов — ну это такое, от этого можно отказаться, не изменяя в целом высказанной Валерием концепции -ИМХО

          • И это тоже. Хотя скорее, мне не нравится имитационность советской интеллигентской культуры, ее страх перед самой собой. Поэтому внутри этой этой культуры Слуцкий мне милее Самойлова.

          • Понятно.
            И Высоцкий ближе Окуджавы.
            Хотя я старался описать (кажется не слишком внятно) почему с тезисом не совсем согласен

          • Что такое «сопливая» стилистика — я не понимаю. Думаю, это не термин. Окуджава, например, воевал, он из тех мальчиков, которые по большей части не вернулись. И он видел больше крови, чем (имярек) чернил (как говорил Булгарин Дельвигу). Высоцкий до крайности сентиментален. И его очень любили некоторые в Политбюро (это уже политическая сторона). Все это и показывает то, что все эти суждения и приговоры — случайны. Думаю, проблема вот в чем. Старики умирают один за другим (не зря Вознесенский постоянно всплывает). Очередь дошла до нового поколения (новых стариков) — увы, до моего, или близкого к нему, поколения. Оно теперь и будет стараться говорить, что хорошо, что плохо. И не очень важно, что конкретно, главное — вот именно так и никак иначе. И тут готовый невроз: потому что ничего этого не будет, время другое. Долго, в общем-то, объяснять.

          • Простите, если мой ответ будет » не по существу», следуя классификации хозяина блога.
            Но есть в Вашем комменте один момент, мимо которого мне трудно пройти:

            И тут готовый невроз
            Фрейд сделал ужасную вещь — все стали психоаналитиками и почти невропатологами, все готовы трактовать собеседника и почти молниеносно ставить диагнозы: комлексы, неврозы, мании просто заполонили интернет. Диагнозы стали по старому меткому замечанию Поппера универсальным объяснением. Вот мне что-то подсказывает, что Вы — «не врач, и даже не психиатр». Давайте диагнозы оставим врачам, а объяснения чужим мнениям будем искать в той сфере, в какой они высказаны и которой касаются /я тоже не врач, но обладаю странной спсобностью собирать вокруг себя психиатров и экстрасенсов, я для них «интересный случай» — посему приобрел некие познания, и они достаточны, чтобы никогда к подобным объяснениям не прибегать/.

            И еще пару замечаний не по существу.

            Очередь дошла до нового поколения (новых стариков) — увы, до моего, или близкого к нему, поколения. Оно теперь и будет стараться говорить, что хорошо, что плохо.
            Ну, «старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры». Возможно отсюда и желание расставлять оценки. Однако Валерий далеко еще не из этого поколения, и как критик и аналитик он человек молодой (на нем еще автобусы должны ломаться — и зубы).
            А Вы — неужто моего поколения? ( я 1943-го) Если да, то поздравляю — совсем не похоже.

            Думаю, это не термин. Я тоже так думаю. Но я даже в своей профессии не люблю термины, и пользуюсь ими лишь в статьях, в беседе предпочитаю образ и анекдот — в смысле Пушкина — short story. Окуджава прошел войну, но знаете, это не мешало прошедшим войну людям быть тошнотворно чувствительными и слезливыми — сам видел. Я не об Окуджаве, тут я с Валерием не согласен, а только о доводе. Мне Окуджава всегда казался очень искренним, но его стилистика порой на грани манерности. Для меня — он никогда не переходит эту грань. Для Валерия — переходит. Но я здесь не вижу объективных критериев, это именно личное восприятие. И термины тут на мой взгляд мало помогут.

            точно так же и довод — Высоцкого любили члены Политбюро. Любили. Только они его любили как люди из определенного времени, которое он ярко выразил — ведь никто не бывает должностью 24 часа в сутки. И запрещали как чиновники

            Такие вот заметки не по существу — извитните

          • Ну, термин «невроз» придумал, насколько я знаю, не Фрейд.
            Оттого, что все пишут ямбом, не следует, что нельзя ямбом написать хорошо.
            Фрейд — явление культуры, и всякий, кто мыслит в культуре, имеет право использьзовать и его терминологию, и его идеи (а также Проппа — не Поппера, — Мережковского, Соссюра, Леви-Стросса и прочих (странный это у Вас аргумент)).
            Представить, что члены Политбюро (во множественном числе, исключения всегда возможны) любили бы Галича, я не могу.
            По поводу терминов. Когда я пишу рассказ, я мыслю в образах, когда — рефлексирую о культурных явлениях, то делаю это в терминах, иначе не могу (ну, или в том, что мне таковыми кажутся; разумеется упрек «это не термин» возможен и в мою сторону).
            Валерий на пять лет (кажется) моложе меня, я говорил именно о своем поколении, то есть +- пять-шесть лет.
            Нет, я — 59-го (именно об этом поколении, неудачливых законодателей, я и говорю).

          • 1. Фрейд именно явление культуры, но выходящее в медицину. Конечно, каждый имеет право пользоваться его терминологией. Вопрос: следщует ли этим правом пользоваться. Профессиональные врачи крайне не любят ставить диагнозы заочно, и считают необходимым осмотр и беседу. И наверное они правы — это, разумеется всего лишь мое частное мнение.

            2. Галич вряд ли нравился членам Политбюро — согласен на все сто. Но если отнять его позицию, какова будет его художественная ценность? Высоцкий выразил время в очень многих аспектах — за что его любили люди. Наверное потому, что всем хочется сказать, всем хочется себя выразить, но не у всех есть такая возможность — «улица корчится безъязыкая». И вдруг появляется человек и он говорит за тебя, то что ты ощущал смутно, но не мог сказать. И его будут любить. Включая и членов Политбюро — он выразил время. А Галич — узенький слой и то только в его политических проявлениях.
            А Высоцкий был внятен академику, его аспиранту и его шоферу — а это редкий дар.

            3. Вполне понимаю Вашу привычку к терминам как проявление вашего профессионализма. Я к сожалению не профессионал ни в какой области, что не помешало мне быть достаточно успешным в нескольких. Значит и мой способ работы с материалом может быть достаточно эффективным. Вот можно изучать историю 30-х по статсправочникам, а можно — по рассказам Зощенко. И то и другое — достатчно серьезный способ.

            Не агитирую, напротив — оправдываюсь. Но взгляд дилетанта в мире профессионалов тоже бывает полезен и даже эффективен. И лучшие вещи, которые мне удавалось придумать, базировались в основном на хороших школьных знаниях.

          • Извините, но вмешаюсь, как профессионал: Фрейд никакого отношения к медицине не имел. Он был гениальным шарлатаном, совершившим лишь одно настоящее открытие, а именно то, что не нужно быть врачом для того, чтобы быть психиатром. Психиатрия имеет примерно такое же отношение к медицине, как астрология к астрономии.

          • Верно ли я Вас понял, что психиатрия — не наука, а психиатры шарлатаны?
            Потому что астрология точно не наука — и не станет ею ни при каком развитии.

          • Вы меня простите, если я — не профессионал, а всего лишь пациент, скажу — у меня сложилось иное впечатление.

            осмелюсь сказать больше — я один раз лечилшся у экстрасенсов — так сложились обстоятельства, что я не видел иного выхода. честно должен признаться, в успех безнадежного дела я не верил и на 5 минут, и на 3 копейки.
            и ушел с твердым убеждением, что передо мной не шарлатаны, а врачи.

            Но это очень далекая от темы ветки история — и я готов ее продолжать лишь в вашем блоге (если вам, конечно, интересно)

          • Галич — величайший метафизический поэт, принесший очень много и технике стиха, создатель жанров.

          • Не буду спорить — просто не понимаю, что значит метафизический поэт.

          • Метафизическая поэзия — довольно конкретный историко-литературный термин. Джон Донн, Эндрю Марвелл и проч. С Галичем общего, на мой вкус, немного.
            С тем, что Галич — мастер стиха (значительно лучший, чем Высоцкий и Окуджава), согласен.

          • Ну, Валерий!!
            Это, знчит, что романтиками мы можем называть только В. Жуковского или Байрона? Конечно, нет. Г/Х ельдерлин — метафизический поэт.

          • Существует бытовой (и пошлый) термин «романтика». Термин «метафизическая поэзия» в последние годы иногда употребляется в смысле «стихи религиозного или философического содержания». Такие стихи у Галича, конечно, есть, но, на мой вкус, у него это слабейшее.

  6. У тебя интересная эмоция, но тут важно предельно корректно разделить поля. Ни Бродский, ни Шнитке-Губайдулина, ни, строго говоря, Соколов не имели никакого отношения к андеграунду.
    Тут надо вводить какие-то иные разделения. И проводить иные границы.

  7. Арсений Тарковский, конечно, волшебный поэт (в лучших своих вещах) и моё исключительное отношение к нему ты знаешь давно — ещё со времён разговоров об этом при жизни А.Т., более четверти века тому, — но сын его, в отличие от внуков художника Кончаловского, режиссёр гениальный (говорю это не эмоционально, а по факту кинематографических находок, создания собственной системы, способности донести смыслы до аудитории и влияния на коллег). И гениален он как раз вопреки очевидной включённости в описанную тобой среднеинтеллигентскую культуру. Контекст контекстом, а талант, если говорить всерьёз, от группы поддержки отделять следует всегда.

    Кстати, «Девять дней одного года» тоже фильм удивительный (чисто кинематографически), гораздо шире и тоньше названного тобой контекста.

    • «Сталкер», «Солярис» и особенно «Рублев» местами потрясают и потрясали бы с начала до конца, если бы не пафосные и, в сущности, удивительно глупые монологи и диалоги «о смысле человеческой жизни». Иногда там надо просто заткнуть уши и смотреть картинку.

      • Все три фильма потрясают меня с начала и до конца («Сталкер» чуть меньше), хотя я по взглядам и убеждениям совсем не интеллигент, в отличие от воспитавших меня родителей.

      • У Тарковского-режиссера в фильмах очень рыхлый сюжет. «Зеркало» лично на меня произвело самое сильное впечатление в 1975, я ходил несколько раз и вдруг понял, что самое сильное в нем это музыкальные отрывки из не очень известных тогда произведений, за исключением, может, Stabat Mater Pergholesi. А сейчас, после того как стало много чего известно, намеки и недосказанности, снятые и существующие в фильме сами по себе, даже слегка раздражают. Хотя, эпизоды с появившейся Ахматовой, военной хроникой и возвращения с фронта отца под сопровождение «Страстей по Иоанну» хороши! Их бы вставить в какой-нибудь цельный по сюжету фильм.

      • А у Стругацких присутствует постоянно намек на обладание ими Сокровенным знанием и после прочтения остается недоумение, ради чего все писалось!? И распределение этого Знания в тексте слишком уж какая-то слабая. Да и сам стиль, честно говоря, слабоват и с некоторой претензией.
        Я бы из литературы 70-80-х выделил в первую очередь, как ни странно, военную — в основном, в журналах — на меня произвели впечатление «Три круга войны» и поздний Ю.Бондарев («Берег» и «Выбор» — весьма точно схвачена тоска эмигранта) И также литературу-воспоминания, здесь сразу впоминается Катаев («Разбитая жизнь»,»Кладбище в Скулянах»).
        А советская фантастика в это время весьма убога.

  8. Трудно не согласиться

    Да, правда, трудно не согласиться. Тема очень важная, стоило бы развить… Ваши оппоненты правы, когда указывают на нечёткость Вашей социологии, границ социальных. Где средние и где «народ»? Собственно, термином «народ» уже не пользуются, т. к. народ — все скопом, включая Брежнева. Если почистить социологические аспекты, можно было бы и развить; пост хороший.

  9. А что такое

    «средние слои интеллигенции»? А какие еще бывают слои интеллигенции?

    Шнитке для каких слоев интеллигенции? Или для слоев пролетариата и крестьянства?

    Почему Рязанов не массовое искусство? «Гусарская баллада» для интеллигенции?

    Скажите, а куда отнести С.А.Герасимова? Максимову с Васильевым? Плисецкую? Это андерграунд? Для «средних слоев», массовая культура?

Добавить комментарий