Навстречу ЧМ

Первую версию этого сочинения я огласил два года назад по Радио «Свобода» — вдохновленный Чемпионатом Европы по футболу и тамошними успехами русской сборной. Вскоре после этого моя связь с названным органом была решительно прервана — и не по моей инициативе. Ну, оно и к лучшему — с органами лучше не связываться, учили меня отец мой и мать. Вру. Это А. Розенбаума учили отец его и мать его, и вовсе не этому, а стрелять так стрелять и прочим штукам.

То есть я, конечно, робко надеюсь, что сочинение было оглашено. На сайте «Свободы» оно почему-то не появилось, а слушать я это радио (и никакое другое) не слушал, не слушаю и слушать не собираюсь. Разве что очень надо будет. Впрочем, никто мне тогда не сообщал, что в эфире его не было. Сказали только, что с ним несогласны. Может, и было оно в эфире.

Было, не было — в конце концов, неважно, нижеследующий текст обладает, по моему убеждению, вечной актуальностью. Поэтому я его слегка подновил применительно к непопаданию на Чемпионат мира и выставляю на обозрение просвещенной публики.

Через два года заменю Чемпионат мира Чемпионатом Европы и снова выставлю. И так далее. Так что готовьтесь. Единственный способ от него избавиться — купить за наличные деньги и опубликовать на первой полосе «Российской газеты», наравне с новостями законодательства.

Итак:

НИКАКОЙ ФУТБОЛ НАМ НЕ НУЖЕН

«Соотечественники, кого погребаем? — спрашивал Феофан Прокопович и себе же отвечал: Петра Великого погребаем!»

Ему было кого погребать, а мы-то с вами — с каких щей? Кого погребаем, соотечественники? Что морщимся и роняем слова, мягко говоря, не золотые? Что кудри наклоняем и плачем? Не надо, не надо наклонять кудри и изранивать незолотые слова, не надо быть зегзицами и настенными Ярославнами. Вздорное это занятие!

Чемпионат мира проходит без нас, и это хорошо и правильно! Не было у нас никакого футбола, нет и не будет, и не потому что мы такие дурные и незадачливые, а потому что футбол, как, впрочем, и любая другая командная игра, в сущности, совершенно несовместим с нашей культурой и с нашим национальным характером. Во-первых, мы для него слишком умные. Подумайте сами — вот, например, на прошлый чемпионат Европы сборная России привезла центрфорварда Булыкина. Центрфорвард Булыкин закончил физико-математическую школу. Где, в какой еще сборной есть центрфорвард, который закончил физико-математическую школу? Нету ни в какой! Вот им головы и не жаль — проверять что гулче и звонче, она или мяч.

Но разве только в физике да математике дело? Разбудите любого игрока сборной российской среди ночи и попросите сказать басню Крылова или стихотворение Пушкина. С запинками, но расскажет. Хотя бы пару строчек вспомнит. А поймайте, например, Фигу и поинтересуйтесь у него про Камоэнса — фигу с два он вам расскажет про Камоэнса, не говоря уже о Пессоа. Или вот Зинеддин Зидан. Что знает этот симпатичный бербер о Стендале? Молчит измученно, со щек его падают на газон крупные куски жидкости. А любой игрок сборной России за Камоэнса не скажу — но о Стендале что-нибудь да и знает, всеобязательно! Ну, скажите, могут ли хорошо играть в футбол люди, которые что-то знают о Стендале? Не могут — и не должны!

Во-вторых, у нас, у людей российской цивилизации, не существует никакого чувства коллектива. Молот мы можем закинуть куда подальше и даже уже сделали это, или сплавать туда-сюда в синих очках, или на лыжах сходить далеко и надолго, не говоря уже о шахматах. Но это все занятия одинокие. А чтобы у одиннадцати российских людей было общее мнение: куда бежать, куда мяч отдавать — мыслимая ли это вещь? Немыслимая это вещь, вы и сами знаете. Естественный вопрос: а хоккей, а баскетбол, а волейбол, да отчасти и тот же футбол — в советские времена? Вот то-то и оно, что Советская власть нас изо всех сил европеизировала, сколачивала в коллективы, принуждала сбиваться в кучи, чтобы строить Турксибы, осваивать целинные и залежные, выигрывать чемпионаты мира, Европы и Олимпийские игры. Да и то получалось это куда лучше с пятью игроками на площадке, чем с одиннадцатью. Мы — люди разбредающиеся, индивидуалисты; как только Советская власть от нас отцепилась, мы сразу же утеряли эту насильственно привитую возможность совместного действия. Разладились даже самые прочные социальные структуры советских времен — на двоих, на троих — вот она! великолепная пятерка без вратаря: нынче же каждый бредет себе сам со своей бутылочкой пива и щурится на июньское солнышко.

В-третьих, футбол есть исторически игра социальных низов, пролетарских окраин, канализация уличной подростковой агрессии, позже эмигрантских детей. Во всех странах это происходило одинаково: в исходно аристократические спортклубы с улицы прорывались беспородные, злые, на все готовые — хоть в Англии конца девятнадцатого века, хоть в Бразилии первой трети двадцатого. Да и в России было не иначе. Чтó, или вернее, ктó есть наша главная футбольная гордость? Напомню: Бутусов, ударом с тридцати метров убивший турецкого вратаря и сломавший штангу, не одновременно, конечно, а по отдельности. Сам “Михал Палыч” скромно говорил, что вратарь очухался, а штанга была треснутая, но так ли это важно? Великий Бутусов был рабочий подросток с петербургской окраины, успел принять участие в Олимпийских играх 1912 года в Стокгольме, где российская сборная проиграла все свои матчи с двузначными счетами, что, кстати, является лишним свидетельством триумфального развития России (какой, говорят, валовой продукт был! а Серебряный век?! а Художественный театр!?), прерванного Первой мировой войной, затеянной злобными европейскими коллективистами, и ликвидированного завезенной ими же революцией. Откуда в сегодняшней России взяться собственным Бэкхемам и быстрым разумом Зиданам, где у нас низы и где у нас верхи — не одно ли они у нас и то же самое?

Словом, не расстраивайтесь, соотечественники и соотечественницы, а наоборот ликуйте. Каждый новый проигрыш и каждое непопадание куда-нибудь, а уж тем более на чемпионат мира по футболу свидетельствуют по новой а) о нашем культурном и образовательном превосходстве над Европой, не говоря уже об Америках, б) о нашем индивидуализме, который им, баранам, и не снился и в) о социальной однородности российского общества. Ура!

Навстречу ЧМ: 31 комментарий

      • Как раз его и хотел вывесить, взяв с сайта «Поэтов Московского университета»:
        http://www.poesis.ru/poeti-poezia/bobrov/biograph.htm
        Второе там тоже замечательное. Да прямо сейчас и вывешу. К сожалению, полностью Боброва никогда не читал.
        Загляните на «Век перевода».

      • Олег, тут я не согласен. Бобров — не «плохой хороший», не курьезный, а просто очень хороший поэт. Замечательный. Его «Прогулку в сумерки», «Ночь» (где убийство Павла сравнивается с мартовскими идами), «Торжество смерти» я очень люблю. И «Тавриду», конечно, с ее дивным белым анапестом и «караибами». под которыми, разумеется, разумеются караимы.

          • Мне очень нравится! Но я, по-моему, с этого и начал. Или я как-то неотчетливо выразился? Пойду сейчас погляжу. Да нет, по-моему, отчетливо:

            «Боброва нам сейчас для «Отдельностоящих русских стихотворений» нам прислали просто поразительное стихотворение; и я не могу его ставить — п. ч. у нас «несправедливо забытые стихи справедливо забытых поэтов», а Бобров, что бы он не ляпнул при случае, поэт действительно замечательный (и незабытый, но это уже другая история)». (http://pagad-ultimo.livejournal.com/14666.html)

            • Это и был «Зорам» в предыдущей записи. Это из книжки «Поэты Московского университета», о которой писала Наташа,

              Стихи фантастические.

              Прогулка в сумерки,
              или Вечернее наставление Зораму

              Уже в проснувшемся другом земном полшаре
              Светило пламенно ночных тьму гонит туч,
              А мы из-за лесов едва в сгущённом паре
              Зрим умирающий его вечерний луч.

              Какая густота подъемлется седая
              К горящим небесам с простывших сих полей!
              Смотри! почти везде простерлась мгла густая,
              И атмосфера вся очреватела ей!

              С востока ночь бежит к нам с красными очами;
              Воззри сквозь тень на блеск красот её, Зорам!
              Хоть кроет нас она тенистыми крылами,
              Но яркие огни, как искры, блещут там.

              Не искры то – миры вращаются спокойно,
              Которы столько же велики, как и Земля.
              Когда из недр они хаоса вышли стройно,
              С тех пор ещё текут чрез пламенны поля.

              Но нам судьбы гласят, что некогда потонет
              Дрожащая Земля в пылающих волнах
              И бренна тварь, огнем жегомая, восстонет
              Да из коры своей изыдет, сверзя прах.

              Увы! – тогда луна, которой луч заемный
              По тусклом своде в ночь безоблачну скользит,
              Зря судорожну смерть и вздох соседки чермной,
              Сама начнет багреть и дым густой явит.

              Ах! скроет, скроет тьма прекрасное светило
              В те самые часы, когда б с небес оно
              Ещё в мир страждущий сиянье ниспустило!
              Ужель и всем мирам погибнуть суждено?..

              Постой, Зорам! – ты ль мнишь, что мир так исчезает?
              Не мни! – то действует всевечная любовь,
              Что грубый с мира тлен сим образом спадает;
              Подобно фениксу наш мир возникнет вновь.

              Но знай, что есть един незримый круг верховный,
              Который выше всех явлений сих ночных,
              В который существа должны лететь духовны
              Сквозь облачны пары на крылиях живых!

                    • эээ…положительный.
                      вернее,вставательно-давательный — тем, кто недооценивает Зорама.
                      И Боброва.
                      ——
                      странно ,конечно, без смайликов писать было все это.

                    • Все присутствующие вроде дооценивают.

                      Но Вы, кстати, если Вам узорное русское слово на язык надвернется, не стесняйтесь особенно. Лишь бы художественно было.

                      Между прочим, одна из первых рецензий на журнальную (в «Урале») публикацию «Нового Голема» в екатеринбургской городской прессе именовалась: «Подростковый мат в культурном журнале». Так что хозяин сам по этой части не без греха.

                    • «Голем» мне вообще крайне симпатичен, вот книга скоро доедет, отвяжусь по полной.

                      А по поводу Зорама хочется прямо сейчас
                      отвязаться:
                      О чем тут говоритьь??? Пррросто — всем сосать!!!
                      В последующие 200 лет в русской поэзии это не удавалось никому -
                      это же не словесТность — а
                      реальный тоннель между мирами, и валит до сих пор — и оттуда, и — туда.
                      такое только пророкам
                      иногда удавалось

              • Опечатка, видимо: во 2-м стихе 4-й строфы союз «и» лишний.

                А вообще — дивное стихотворение.
                Давно хотел Вас поблагодарить, Олег, я только из этого разговора, кажется, впервые узнал о Боброве.

  1. ладно очень, только, по моему мнению, бред..

    эдакое задание на тему… сочини-ка что-нибудь очень стройное, а где данные будешь брать неважно.. Вы с Зиданом говорил о Стендале? Футболистов наших басню просили рассказать?

    А про коллективизм- не футболом единым жив человек… Есть еще водное поло, воллейбол, баскетбол, гандбол например… молодежные сборные неплохо выступают.. Не подтверждается теория что-то…

Добавить комментарий