Об исторической статье О. Б. Мартыновой

В связи с сегодняшним новозапуском сайта «Открытый космос» обратил внимание и теперь хочу обратить внимание на то, что знаменитая статья Ольги Мартыновой «Загробная победа соцреализма», опубликованная 14.09.09, сегодня же, если не ошибаюсь, перевалила через границу 15 000 посещений. Все мы понимаем, как это много для статьи о некоторых тенденциях в современной прозе.

За прошедший неполный год ситуация в этой самой «современной прозе», конечно же, не изменилась — потому что эта ситуация является результатом объективных социокультурных и даже экономических процессов. Поэтому статья еще долго — к сожалению — останется актуальной.

С другой стороны, статья эта изменила очень многое: назвала своими именами вещи, про которые уже мало кто верил, что они будут названы своими именами. И такие люди вздохнули с облегчением — мир стал для них чуточку менее абсурдным. Таким образом статья это маркировала начало какой-никакой, а самозащиты нормальных людей, запуг(т)анных топоровыми, данилкиными и тому подобными.

А другие люди так перепугались этого поставленного перед ними зеркальца, что заголосили, как оглашенные — и наголосили столько нелепостей, что это уже само по себе маркирует точность попадания. До известной степени — насколько я могу судить (хотя за деятельностью «новых реалистов» специально, конечно, не слежу) — статья и последующая за ней многомесячная «полемика» послужилик известной консолидации описываемых «писателей». Ну и хорошо, если так. Еще смешнее.

Об исторической статье О. Б. Мартыновой: 22 комментария

  1. под впечатлением

    Статья очень интересная и спорная.
    Я — простой обыватель-). Даже после неё нашла вас в интернете и купила книжку Ольги Мартыновой «In Zugluft Europas».-)
    Еще не Ингеборга Бахман, но стихи очень хорошие.

  2. да, помню что статья мне показалась очень интересной — я ещё перепост с ней делал себе в украинский ЖЖ. только что, как раз, вспоминали её в комментариях к этому посту в связи с другой публикацией на Опенспейсе:
    http://community.livejournal.com/litjur/6435.html

    • Почему же мне не знать?

      Потому что он не имел непосредственного отношения к теме. Статья же не о всей полноте ситуации, даже в «текущей прозе», а об определенных тенденциях, к которым Пелевин не имеет непосредственного отношения.

      Кстати, отступление по поводу Улицкой и пр., которое Вашему собеседнику, так кичащемуся своим «филологическим подходом», с таким нефилологическим обоснованием («автор не любит» — это довольно наивно) кажется излишним в этой статье, на самом деле, в отличие от Пелевина, в этой статье структурно и идеологически совершенно необходимо. Оно демонстрирует, что «новый реализм» является только одним из вариантов возвращения к «советскому вкусу», что он, хоть и является основной темой статьи, далеко не исчерпывает ситуацию.

      • я думал, что Пелевин, это тоже «текущая проза». да и говоря о Сорокине, как о «надежде девяностых» трудно не припомнить Пелевина. кого, как не об этой троице «Пелевин — Сорокин — Ерофеев», говорили как о ярчайших звёздах русского лит-процесса. или я ошибаюсь?

  3. Мне казалось, что Пелевин тоже был «обласкан» за бугром. Простите, я как человек из Украины, наверное, несколько далёк от многих русских литературных реалий. Хотя, да, «Диалектика переходного периода», «Empire «V»», «П5″ показали, что Пелевин исчерпал себя.
    Простите за беспокойство.

    • Чего-то у меня с комментариями всё перепуталось, интернет плохо работает. Я прошлый попытаюсь сейчас восстановить, но хочу заметить, что «за бугром2 — понятие несуществующее. В разных странах — ситуации обычно разные. Я могу говорить только о немецкой ситуации, п. ч. французской или английской не знаю. Узнать было бы нетрудно, но как-то меня никогда это особо не интересовало. В Германии Пелевин «не пошел», хотя попытки изобрзить его в качестве крупного «сатирика» были предприняты в конце 90-х гг. Даже премию какую-то дали «за сатиру». Но, насколько я понимаю восприятие критики, в случаях, когда она не пыталась инструментализировать его политически, Пелевин по большей части выглядит таким нью-эйджевским китчем что ли. Впрочем, повторяю, я особо не занимался этим подробно.

      Когда я писал, что «Пелевин неинтересен», это означало, что лично мне он ничем не интересен. И автору статьи, насколько я знаю.

      • Вот случайно стертый комментарий.

        Ну, о Сорокине до какой-то степени поговорить интересно, потому что он предатель. Какой-никакой (я никогда не был большим поклонником), но все же работник со структурами языка, превратившийся, как только это перестало приносить заработок и успех, в тривиального писателя. И как примера этого достаточно. Все же, повторяю, это небольшая статья, i stat#ä o drugom, а не монография.

        И эта статья сама по себе не касается подробно предыдущего исторического периода. Что там говорили перестроечные и постперестроечные газеты-журналы, и что там читали перестроечные-постперестроечные инженеры и программисты — имеет сейчас скорее исторический характер. Сказано же, что всё из предыдущих эпох, что имеет «репутацию» и приносит деньги, естественно, перенимается сегодняшним монопольным книгоизданием.

        Не забывайте также, что статья исходно обращена к немецкоязычной публике. Здесь Сорокин сначала (в первой пол. 90 гг.) был восславлен со всех сторон как выдающийся авангардист, но перелом был очень точно зарегистрирован критикой: начиная с «Голубого сала» пишут о нем в целом очень кисло: да, дескать, политически очень правильно, но чрезвычайно примитивно, тривиально и неинтересно. Так что сказанное о нем квалифицированному читателю более чем понятно.

        А Пелевин сам по себе ничем не интересен.

      • у нас тут, в Украине такое, пордоньте — говно, литературное экспортируют в Германию — вообще какую-то недолитературу и при этом пишут о каком-то «украинском прорыве» на Запад. стыдно мне((

        в предыдущем комментарии Вы написали:

        «Ну, о Сорокине до какой-то степени поговорить интересно, потому что он предатель. Какой-никакой (я никогда не был большим поклонником), но все же работник со структурами языка, превратившийся, как только это перестало приносить заработок и успех, в тривиального писателя. И как примера этого достаточно. Все же, повторяю, это небольшая статья, i stat#ä o drugom, а не монография.

        И эта статья сама по себе не касается подробно предыдущего исторического периода. Что там говорили перестроечные и постперестроечные газеты-журналы, и что там читали перестроечные-постперестроечные инженеры и программисты — имеет сейчас скорее исторический характер. Сказано же, что всё из предыдущих эпох, что имеет «репутацию» и приносит деньги, естественно, перенимается сегодняшним монопольным книгоизданием.

        Не забывайте также, что статья исходно обращена к немецкоязычной публике. Здесь Сорокин сначала (в первой пол. 90 гг.) был восславлен со всех сторон как выдающийся авангардист, но перелом был очень точно зарегистрирован критикой: начиная с «Голубого сала» пишут о нем в целом очень кисло: да, дескать, политически очень правильно, но чрезвычайно примитивно, тривиально и неинтересно. Так что сказанное о нем квалифицированному читателю более чем понятно.

        А Пелевин сам по себе ничем не интересен»

        • Ну, это совсем отдельная тема — станиславский экспорт в Германию и пр. Об этом пришлось бы говорить долго, поскольку это все у нас на глазах. А ни времени, ни сил сейчас на это нету, уж извините.

          • отдельная. просто к слову пришлось о переводной литературе в Германии.
            хотя, словесная формулировка «Об этом пришлось бы говорить долго, поскольку это все у нас на глазах. А ни времени, ни сил сейчас на это нету, уж извините» вселяет надежду, что разговор этот когда-нибудь состоится!:)

    • Re: Русский Букер — 1921 — 1993 …

      Забавно, конечно. Но не очень понятно, в чем «концепт». В восстановлении исторической справедливости задним числом? Получается, однако, что «историческая справедливость» восстанавливается по отношению не к тем, а к этим, которые и так получали свои сталинские премии и прочую пайку. А теперь их еще записывают в шорт-листы к Вагиновым и пр., которым они в свое время разве что свысока благодетельствовали.

      • Re: Русский Букер — 1921 — 1993 …

        Я тоже не понял.
        Может это постмодернисткий стеб и доведение до абсурда моды на «советское»?
        Может это какой-нибудь специалист-филолог по соцреализму типа Добренко так развлекается?
        Или поклонник и последователь эссе Александра Гольдштейна о советской литературе 20-30-х годов эстет из молодых таким необычным образом своими сугубо эстетскими играми балуется?
        Я посмотрел некоторые шорт и лонг-списки.
        Там рядом с кондовыми соцреалистическими текстами 30-40-х годов для их деконструкции ранним Сорокиным есть действительно высокого литературного уровня тексты по гамбургскому счету, которые могут быть вне советского контекста интересны для любителя хорошей прозы.
        Например, проза Петра Слетова.
        Много неизвестных мне совершенно авторов.
        Посмотрев по яндексу — обнаружил несколько персонажей, судьба которых могла бы стать материалом для исторического романа о советской эпохе или историческо-документальной книги.
        Может идея автора концепта в том, что даже в самые чудовищные времена пишется хорошая проза?
        В любом случае — это скорее не прилепинский случай, а «казус Гольдштейна» из «Расставания с Нарциссом».
        Кстати, там в одном из лонг-листов 30-х годов есть роман «Юноша» Бориса Левина — дедушки «нового реалиста» Шаргунова.

  4. Только что вернулся с приятельской дачи в Тарусе.
    Там как на многих старых дачах советских интеллигентов 60-х годов обнаружился комплект журналов «Новый Мир» c 1962-го по 1996-й год.
    Любопытное чтение.
    Больше интересна не проза и поэзия за редкими исключениями так и оставшаяся в той эпохе, а мемуары и маленькие рецензии в конце номера.
    Очень интересные персонажи всплывают.
    Также иногда деятели 2-ой культуры и диссиденты. Кажется, Марамзина заметка о детских книгах Игоря Ефимова мне попалась. Или наоборот Ефимова о детских книгах Марамзина.
    Или очень советские «застойные» статьи начала 70-х годов будущего «советолога-русофоба» Александра Янова о современной советской литературе…
    Среди прочего попался любопытный мемуар Бориса Рунина о роте советских писателей в полку московского ополчения в 1941-м году — http://smol1941.narod.ru/runin.htm
    В этой роте были и попавшие в потом плен поэты и прозаики из «второй волны» — Глеб Глинка, Родион Березов-Акульшин…
    Они, правда, в мемуарах не упоминаются.
    А сам автор тоже интересный персонаж. Его сестра была замужем за сыном Троцкого Сергеем Седовым.
    Я его перепутал с Борисом Луниным, «советским Чораном», о котором недавно была передача по «Свободе».
    «Советская эпоха» — это неизжитая коллективная травма постсоветского человека.
    И изучение и интерес к ней может носить не только, по-видимому, «реваншисткий» идеологический интерес как у «новых реалистов».

    • Последнее совершенно точно. В смысле, что вообще не должно, но. конечно, носит. В этом смысле характерны попытки новой инсталляции Леонида Леонова — фигуры любопытной (первая редакция «Вора» по моим воспоминаниям замечательная книга, вторая уже пахнет мерзостью). Понятно, конечно, что «Русский лес», книга совершенно деревянная (гм, неудивительно), является недостижимым идеалом, хотя бы по простой грамотности, для авторов типа Прилепина.

      Марамзин и тем более Ефимов не были деятелями «2-й культуры», по крайней мере, когда они выпускали детгизовские книжки и вообще участвовали Да, в целом, и потом, по культурному типу прежде всего. Ленинградская неофициальная культура — явление, возникшее в результате закрытия шлюзов в конце 60-х — начале 70 гг., к нему принадлежат считанные люди с действитекьной писательской профессионалиацией в 60-х гг. (Б. И. Иванов, скажем).

      • С Леонидом Леоновым я не разобрался — насколько это интересная фигура.
        В свое время я его не прочитал.
        Несколько моих знакомых литераторов прочли недавно роман «Вор» во второй редакции.
        И им роман очень понравился.
        Чем отличается кардинально первая редакция от второй так и непонятно.
        Роман «Вор» в первой редакции нужно искать в изданиях до 60-х годов, потому что он выходил уже после насколько понимаю уже только во второй редакции.
        Что немного сложнее достать.
        «Русский лес» — наверно, деревянная книга, но, возможно, в связи с лесными пожарами этого лета и событиями вокруг вырубки Химкинского Леса — книга актуальная:)))
        Вообще, задолго до нынешней моды на Леонова слышал высокую оценку его последнего романа «Пирамида» от нескольких продвинутых шестидесятников.
        Так, что нужно разобраться с этим.
        Чем интересны такие фигуры как Леонов, Вс. Иванов, Валентин Катаев или даже какой-нибудь Федин и другие «совписы» — это не только тем, что написали возможно несколько интересных «несоветских» текстов, но также своими «скелетами в шкафу».
        Темными пятнами в биографии и вторым и третьем дном в душе.

        Да, Марамзин и Ефимов не были деятелями «второй культуры».
        Но к неофициальной литературе, наверно, их можно отнести.

Добавить комментарий