Читающим по-немецки: JURJEWS KLASSIKER

Колонка № 56, посвященная 70-летию со дня смерти Даниила Хармса.

Следующая будет о Георге Крайслере.

Понимающим по-немецки

Маленькое и очень милое эссе о двух моих книгах — вообще первой в Германии (Leningrader Geschichten», 1994) и одной из последних — «Von Orten. Ein Poem» (Франкфурт 2010).

Понимающим по-немецки

Портрет писательской семьи в газете «Jüdische Allgemeine Zeitung».

Журналист по свойственной этому сословию или, точнее, биологическому виду (потому что журналисты, конечно, не люди — как и артисты не люди, а некий другой биологический вид) горделивости отказался присылать текст на проверку. В результате в нем полно ошибок, и даже название романа Ольги Мартыновой перепутано. Сама статья милая по тону и отношению, но от неаккуратной работы, конечно, тошнит.

Читающим по-немецки: JURJEWS KLASSIKER

Колонка № 55, о дневниках аптекарского сына, анархиста и поэта Эриха Мюзама.

Следующую буду писать о Хармсе, в связи с 70-летием его смерти.

Понимающим по-немецки

                                           Frankfurter Literaturtelefon

                                                         069/ 24246021

 

                                                       1.- 31. Januar 2012

 

Oleg Jurjew liest aus „Von Orten. Ein Poem“ (Gutleut-Verlag 2010)

Читающим по-немецки и по-русски

Сообщается, что в конце февраля следующего года в зальцбургском издательстве «Jung&Jung» выйдут избранные стихи (с 1984 по 2011 гг.) вашего корреспондента в переводах Эльке Эрб, Грегора Лашена&Ольги Мартыновой и Даниила Юрьева&Грегора Лашена. Издание двуязычное (русско-немецкое).

Читающим по-немецки: JURJEWS KLASSIKER

Колонка № 54 — о Михаиле Ломоносове (скорее как бы поздравление с трехсотлетием).

Следующая будет о дневниках Эриха Мюзама, знаменитого немецкого анархиста, журналиста, кабаретиста и поэта, застреленного в 1934 году в тюрьме нацистами, Это была его третья тюрьма. Во второй он сидел после разгрома Баварской советской республики (и был выпущен на свободу по т. н. «гитлеровской амнистии» — т. е. его и Гитлера освободили одновременно). А первой тюрьмой был мюнхенский допр в 1910 году — Мюзама судили за создание «тайного общества», но освободили за недостатком улик. Известные нам дневники начинаются в швейцарском санатории, куда Мюзама послали родственники (его отец был богатым аптекарем в Любеке), вышел первый том. Издание любопытно устроено: в книге находится только текст, а комментарии и именной указатель — в сети.

Интересна также судьба мюзамовских дневников — пять лет считаются утраченными. Жена Мюзама эмигрировала после его смерти в СССР и дневники попали в Институт мировой литературы. А вдова — в лагеря. После второй мировой войны она переехала в ГДР, куда после долгих переговоров поступили из Москвы и копии дневников, но почему-то не всех.

В общем, безумно интересная история. И первый том страшно интересный (жизнь мюнхенской богемы перед первой мировой войной) и очень хорошо написан, на том немецком языке, которого после второй мировой войны в Германии ни у кого уже нет (кроме эмигрантов, разумеется).

Читающим по-немецки

А вот какая скоро (в ноябре 2011 г., к литературному фестивалю в Сигбурге) выйдет книжечка:

Olga Martynova, Oleg Jurjew

Zwischen den Tischen
Olga Martynova und Oleg Jurjew im essayistischen Dialog [Erstverkaufstag: 10. November 2011]

Erscheinungsjahr: 2011, 1. Auflage
Ausstattung: französische Broschur, fadengeheftet, 128 Seiten
ISBN: 978-3-939431-73-2

Это немецкие эссе Ольги Мартыновой и Олега Юрьева, написанные и опубликованные в разное время, расположенные своебразными тематическими двойчатками, создающими ощущение непосредственного диалога авторов.

Читающим по-немецки: JURJEWS KLASSIKER

Колонка № 53, о Гансе Яновице и его романе «Джаз».

Следующая будет о «Книге снобов» Уильяма Мейкписа Теккерея, за ней — о Ломоносове.